Правительство продолжает игнорировать законы экономики

Фото: tut.by

Неприятности для белорусской экономики подкрались, откуда не ждали.

Министерство антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ) в худших традициях совковой экономики внесло предложение разработать тарифные и ценовые регламенты по каждой отрасли. Министра Владимира Колтовича беспокоит тот факт, что в стране нет «оцифрованной тарифной тетради даже на среднесрочный период. Это не позволяет хозяйствующим субъектам планировать свою деятельность, а инвесторам — рассчитывать возможности». В стране отсутствует система обоснованных экономических расчетов по установлению тарифов и цен как естественными монополиями, так и предприятиями, занимающими доминирующее положение. «В результате мы вдобавок ко всему имеем еще и солидный прирост цен, который ничем не оправдан. Он обеспечивается лишь грамотностью тех лиц, которые готовят аналитические материалы», — констатирует министр.

АКСИОМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ В ИГНОРЕ

В малой открытой экономике цены должны быть мировыми и свободными. За исключением калийных удобрений влияние белорусского предложения товаров на мировые цены ничтожно. Это ни хорошо, ни плохо, как число Пи или температура тела человека 36,6 градуса. Инвесторы и предприниматели оптимизируют свое поведение, когда уверены, что в Беларуси соблюдаются законы экономики, т.е. цены свободны, а не являются отражением номенклатурной вкусовщины и лоббистских предпочтений.

Цены — это уникальный информационный и координирующий индикатор, отражающий реальное состояние спроса и предложения, информирующий кредиторов и инвесторов о состоянии рынка и потенциале удовлетворения спроса, координирующий действия предпринимателей и потребителей. Это только в грубом совке цены представлялись как сумма издержек и прибыли. С момента маржиналистской революции прошло уже более 150 лет, но большинство членов белорусского правительства до сих пор продолжают жить в рамках трудовой теории стоимости. Это как если бы сегодня при наличии Интернета, скайпа и вайбера они пользовались почтовыми лошадьми и голубями.

ВРЕД ИСКУССТВЕННЫХ ЦЕН

Про инфляцию и цены написаны тысячи томов. Собран богатый эмпирический материал о том, как взаимосвязаны цены, деньги и их регулирование. Убедительно доказан вред от номенклатурного установления минимальных или максимальных цен. Власти, прикрываясь всеобщим благом, справедливостью или защитой бедных, вмешиваются в цены, нарушая движение потоков капитала, активов, земли и рабочей силы. В результате на одних рынках образуется дефицит, на других — избыток. Слишком дешевые длинные деньги приводят к росту инвестиций в средства производства. Новые машины, станки оборудования, здания и сооружения создают иллюзию роста и развития. На рынке появляется больше потребительских товаров, но у людей нет денег, чтобы увеличить спрос. Растут складские запасы и неплатежи. Новые производства недозагружены, старые закрываются. Вместе с недовольством акционеров растут долги перед банками.

Предприятия приближаются к банкротству со всеми вытекающими последствиями. Если на этом этапе вмешивается государство, дает производителю дотации и новые кредиты, списывает долги и защищает от законных требований поставщиков, ошибка перерастает в структурный нарыв. Чтобы скрыть свои ошибки, чиновники начинают репрессии против конкурентов госпредприятий-льготников. Поднимается волна нарушений прав частной собственности, особенно в отношении эффективных инвесторов и менеджеров.

Белорусское правительство активно использует административное ценорегулирование в отношениях с тысячами номенклатурных коммерческих фаворитов. Оно поместило их в ценовой, финансовый и административно-правовой кокон, изолирующий их от открытой конкуренции. Им — льготные цены на сырье (например, молоко, древесину, удобрения, металлы, песок, электроэнергию), низкая стоимость финансовых ресурсов (кредиты, госгарантии, страхование), привлекательные цены на аренду недвижимости и землю, подарки в виде государственного маркетинга и организации продаж, преференции при работе с розницей (ассортиментные списки, например). По экспертным оценкам, объем материальных, финансовых, нематериальных льгот и преференций, которые получает сектор госпредприятий, ежегодно составляет 10-15% ВВП, или более $8 млрд. При таких глубоких искажениях условий работы на рынке говорить о честной, открытой конкуренции и равных условиях хозяйствования не приходится.

Прародителем такого состояния дел является то самое ценовое регулирование. Белорусские власти до сих пор не избавились от самого опасного стереотипа совка — госрегулирования цен. Попытки придать ему флер рыночности абсурдны. Сам факт наличия в законодательстве понятия «обоснованность повышения цен» свидетельствует о сохранении опасной экономической и социальной болезни. Власти разделили страну на 118 удельных княжеств (количество районов в стране), устроили номенклатурно-краснодиректорские междусобойчики, отгородились друг от друга заборами из инструментов нетарифного регулирования. У них одна консолидирующая национальная идея — доить Центр, разводить его на деньги, на легализацию тех инструментов, которые позволяют им полностью контролировать экономику района (города), не будучи формальным собственником.

ВРЕД ПОНЯТИЯ «ДОМИНИРУЮЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ»

К сожалению, МАРТ продолжает копировать российский и украинский негатив в интерпретации антимонопольной деятельности. Министр Владимир Колтович движим благородными намерениями умерить аппетиты монополистов. Он хочет обязать тех, кто входит в список коммерческих организаций, занимающих доминирующее положение, предоставлять экономическое обоснование установления цен. Мол, вот облисполкомы устанавливают цены на молоко или мясо, но не удосуживаются обосновать их рост. Госмонополисты из инфраструктурных секторов действуют точно так же.

МАРТ не найдет управу на крупный госбизнес при помощи какой-то новой инструкции по правильному регулированию (повышению) цен. В свое время отдельные члены правительства тоже думали справиться с бюджетными нахлебниками (получателями льгот, субсидий и дотаций) путем введения требования предоставлять бизнес-планы для получения новых льготных кредитов. Ничего из этого не получилось.

Решение проблемы инфляции, ценовой дискриминации, с одной стороны, и фаворитизма, с другой — лежит совсем в иной плоскости. Ни один исполком, ни правительство, ни Администрация президента не должны иметь права вмешиваться в цены на протяжении всей цепочки производства ценности. Исключение сегодня составляют мощные инфраструктурные компании, которые работают вне конкурентного поля (Белтопгаз, облэнерго, БЖД, Белтелеком и т.д.), — МАРТ в госреестре субъектов естественных монополий выделяет аж 195 субъектов хозяйствования. В госреестре хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на республиканском уровне, — 184 субъекта и почти 450 субъектов, которые, по мнению МАРТ, занимают доминирующее положение на местном уровне. Среди них такие экзотические коммерческие доминанты, как «Бобруйскмолоко», частное унитарное предприятие «Могилевская межрайбаза», розничное торговое предприятие г.п. Круглое, районные потребительские общества, ОАО «Химчистка и стирка белья» (Могилев), хлебозаводы, городские ЖКХ, фармацевтические компании и розничные магазины. Так что Беларусь — страна больших и малых монополий.

* * *

Если рассматривать в качестве рынка не всю страну, а отдельно взятый район или город, то страна никогда не выйдет из порочного круга госрегулирования, в т.ч. ценового. Районные и городские власти не должны иметь полномочий защищать свои локальные рынки от конкуренции хотя бы со стороны отечественных производителей из других регионов. Новый подход к организации конкуренции должен быть основан на простых и понятных принципах: свободные цены, открытая конкуренция, все равны перед законом, в т.ч. о банкротстве, государство не бизнесмен, а поставщик услуг по защите жизни, здоровья и собственности людей.

Андрей Подвицкий, «БелГазета»

Завод «БелДжи» остался без директора

Вильнюсская полиция обнаружила в автосервисах контрабандное топливо и белорусские сигареты