Президент Азербайджана готовится передать власть своей жене?

Внеочередные парламентские выборы в Азербайджане прошли почти месяц назад, но окончательные итоги голосования ЦИК обнародовал только на прошлой неделе. Затягивание процедуры подсчета связано с тем, что на 328 избирательных участках результаты были аннулированы. Такого в истории независимого Азербайджана еще не было: пропрезидентские партии всегда беспрепятственно получали большинство мест в парламенте. Впрочем, это большинство им сохранить удалось, но на этот раз многим лояльным главе государства депутатам пришлось доказывать отсутствие нарушений на избирательных участках. Получилось не у всех: новый состав парламента обновился на треть. В чем был смысл этой перетряски и для чего понадобилась спешка с выборами? По мнению экспертов, внезапный роспуск парламента был необходим, чтобы выдавить из системы несогласных политических долгожителей, пребывавших во власти со времен Гейдара Алиева, причем поле расчищается для транзита власти — Ильхам Алиев готовится передать бразды правления своей супруге. Если это произойдет, в стране может начаться война кланов.

Конец конформизму

Без досрочных выборов полномочия азербайджанского парламента истекали в ноябре 2020 года. Правящая «Ени Азербайджан» контролировала 69 из 125 мест, оставшиеся 56 кресел принадлежали лояльным президенту депутатам и системным оппозиционерам. Без лишних дискуссий народные избранники поддерживали все инициативы главы государства. Так, в 2016 году они выступили за конституционный референдум, наделивший вице-президента широкими полномочиями. Единодушно согласились с назначением на эту должность первой леди — Мехрибан Алиевой. Через два года парламентарии дружно поприветствовали идею главы государства провести досрочные президентские выборы. Для многих депутатов все эти предложения национального лидера, кардинально менявшие политическую структуру страны, стали тогда полной неожиданностью, но никто не возражал. Иначе подтвердились бы слухи, что между правящей партией и президентом есть разногласия, и их конформистское сосуществование было бы нарушено.

Но сколько бы ни длилась идиллия, внезапное объявление о роспуске парламента показало, что внутриполитический расклад сил перестал устраивать саму власть. Объяснения политсовета «Ени Азербайджан», что обновленный парламент ускорит реализацию реформ президента, никого не убедили. Наоборот, возникло еще больше вопросов. Главный — для чего понадобилась эта спешка с выборами, если победитель, «Ени Азербайджан», заранее известен. Более того, он неизменен последние четверть века.

Единственное, что было понятно — досрочные парламентские выборы являются продолжением кадровых перестановок, которые готовились последние пять лет и начали реализовываться осенью прошлого года. В октябре своих постов лишились премьер-министр Новруз Мамедов и два вице-премьера — Али Гасанов и Гаджибула Абуталыбова. Через месяц последовала еще одна отставка: был смещен помощник президента по общественно-политическим вопросам и тезка смещенного вице-премьера Али Гасанов. Он был негласным куратором азербайджанских СМИ и отвечал за блокировку в интернете негативного контента о семье президента.

Но настоящим громом стала отставка главы администрации президента Рамиза Мехтиева. Он занял эту должность в 1994 году и, казалось, не собирался уходить. Длительный опыт пребывания «в верхах» и глубокое понимание расклада сил внутри элит закрепили за ним прозвище «серого кардинала». Его место занял 44-летний технократ Самир Нуриев, получивший экономическое образование в США. В отличие от предшественника, он не погружен в тайны внутриазербайджанской политической кухни — но именно это и прельстило в нем Алиева.

Отправленных в отставку политиков объединяло одно: свою карьеру во властных структурах они начали во времена президентства Гейдара Алиева, отца нынешнего главы государства. Но до недавнего времени это воспринималось как преимущество. Как бы то ни было, и объявление о внеочередных парламентских выборах, и предшествовавшие кадровые перестановки усилили слухи, что все эти ротации необходимы для подготовки транзита власти. Однако понимания, как планируется его осуществить, а главное, для чего — ведь действующему президенту всего 58 лет и до почетной пенсии далеко — не было ни у кого.

Слухи о транзите

Чтобы разобраться в возможных сценариях передачи власти, надо понять, почему в Азербайджане вообще заговорили о транзите. В последние два-три года Ильхам Алиев стал периодически исчезать из публичного пространства: не было практически никакой информации, где он и что с ним происходит. Телевизионные репортажи о том, как президент якобы проводит встречу с политиками или парламентариями, повторялись из раза в раз. В социальных сетях и среди представителей выдавленной из страны оппозиции поползли слухи, что отсутствие главы государства может быть связано с тем, что он болен и проходит где-то лечение. Конституционная реформа 2016 года, по которой вторым человеком в государстве становилась Мехрибан Алиева, только усилили домыслы.

Ильхам и Мехрибан Алиевы

Поспешность проводимых реформ, оговаривающих схему передачи власти, начали связывать с попытками властей не допустить хаоса 2003 года. Эта тема в азербайджанском обществе до сих пор очень чувствительна. События того года связаны со смертью лидера Гейдара Алиева и возникшей неразберихой касаемо того, кто возглавит страну. За год до своей кончины глава государства провел конституционную реформу: она предполагала передачу властных полномочий не спикеру парламента, а премьер-министру.

Согласно официальной версии, перед смертью Алиев назначил на эту должность сына Ильхама. По неофициальной — утвердить родственника в должности премьера он не успел. Тем не менее, «операцию „преемник“» все же провели соратники покойного. Для этого они якобы скрыли официальную дату смерти президента и задним числом выпустили указ о назначении Ильхама премьер-министром. То есть фактически президент был мертв, но в публичном пространстве продолжал здравствовать и выпускать указы. Когда указ вступил в силу и Ильхам Алиев освоился в должности председателя кабинета министров, было объявлено о смерти его отца. Вскоре сын-премьер, согласно конституционной реформе покойного, возглавил страну.

Соответствуют ли слухи о болезни действительности проверить сложно, но все происходящее указывает на то, что действующий президент пытается заранее утвердить механизмы передачи власти преемнику. Назначение супруги на должность первого вице-президента, ее самостоятельные визиты за рубеж в новой должности усиливают подозрения наблюдателей, что именно она — и есть преемник. Когда в ноябре прошлого года Мехрибан Алиева в качестве самостоятельного политика прибыла с визитом в Москву, многие увидели в этом стремление Баку заручиться поддержкой Кремля в реализации потенциальной схемы транзита. После того, как первую леди, пусть и обладающую должностью вице-президента, лично принял Владимир Путин, стало понятно: Россия не против того, чтобы супруга Алиева стала главой государства. В знак благодарности азербайджанский лидер выступил с жесткой критикой Запада. Он заявил, что Баку не намерен вступать в Евросоюз, хотя дискуссия о полноправном членстве страны в общеевропейском доме никогда и не велась.

Мехрибан Алиева и Владимир Путин

Нахичеванцы vs пашаевцы

Спутать карты и помешать президентской схеме транзита может та самая «старая гвардия» политиков, которая находится во власти со времен Гейдара Алиева. Их не устраивает механизм, по которому вице-президент, Мехрибан Алиева, может возглавить страну. И дело не только в том, что многие из них считают недопустимым женщину на посту президента патриархального Азербайджана. Недовольство вызывает скорее родство первой леди с бизнес-элитой страны — семьей Пашаевых. Соратники предыдущего президента всегда видели в этом потомственном сословии конкурентов. Сами «гейдаровцы» — выходцы из периферийного Нахичевана — эксклава на юго-западе Азербайджана.

  З Трасьцянца перад адкрыцьцём мэмарыялу вывезьлі крыжы памяці ксяндза Гадлеўскага і ахвяраў рэпрэсій

Допустить первую леди до поста главы государства — значит проиграть в многолетнем противостоянии с Пашаевыми. Пойти на это они не могут и всеми силами пытаются предотвратить этот сценарий. Однако в этой «схватке» нахичеванцам противостоит сильный соперник — их земляк Ильхам Алиев.

Отношения между нынешним президентом и командой отца никогда не отличались особой доверительностью. Связано это было с тем, что Ильхам Алиев, хоть и считался выходцем из Нахичевани, почти всю молодость провел в Москве. Он окончил МГИМО и даже некоторое время преподавал в этом вузе. С будущей женой он познакомился в Баку, но она тоже училась в российской столице. В России супруги прожили около 15 лет, и когда вернулись на родину, адаптироваться к внутриполитической специфике Азербайджана оказалось непросто.

Гейдар Алиев, назначивший на все ключевые должности земляков, рассчитывал, что после транзита они будут помогать сыну-президенту, но тот воспринял нахичеванцев скорее как провинциалов. Такое же мнение о «гейдаровской» команде сложилось и у родни Ильхама — семьи Пашаевых. Однако разом уволить всех соратников отца действующий президент не мог. В Азербайджане, где патернализм и традиции по-прежнему много значат, президента бы просто не поняли.

Родственные связи с президентом укрепили положение семьи Пашаевых. Они создали свою бизнес-империю Pasha Holding, в которую входят банки, строительные фирмы, страховые компании, мобильная связь и энергетический сектор. «Нахичеванцы», которые тоже имеют свои интересы в бизнесе, видят в «пашаевцах» выскочек и своих основных конкурентов, но потеснить их не в состоянии: мешают крепкие узы брака. Когда в материалах WikiLeaks в начале 2010-х всплыли детали финансовых махинаций Pasha Holding, «нахичеванцы» воспаряли духом. За счет этой огласки им удалось сдержать политические амбиции «пашаевцев», которые присматривались к местам в правительстве и парламенте.

Расчистка кадров

Со времен Гейдара Алиева главным «кадровиком» Азербайджана считался глава президентской администрации Рамиз Мехтиев, который прошлой осенью попал под «чистки». Именно он много лет готовил список кандидатов в депутаты, распределял мандаты между прошедшими в парламент и контролировал, чтобы большинство мест было у «нахичеванцев». Причем он строго следил, чтобы в правящей «Ени Азербайджан» были не только молодые представители клана, но и «старая гейдаровская гвардия».

Ильхам Алиев и Рамиз Мехтиев

Влияние Мехтиева было столь велико, что две трети депутатов были обязаны ему своим положением. Оставшиеся места глава администрации президента резервировал для заранее «отфильтрованных» политиков, так называемым кандидатам от народа или системным оппозиционерам. При такой жесткой селекции случайные люди в законодательном органе власти были просто немыслимы. Протеже Мехтиева занимали много мест и в правительстве.

Повлиять на распределение депутатских мандатов не всегда мог и Алиев: «нахичеванцы» действовали консолидированно и поддерживали друг друга, а еще всегда могли напомнить президенту, что поспособствовали его приходу к власти. Начать массовые чистки против своих земляков в правительстве и парламенте — значит предать. Тем не менее, Алиев все же взялся реализовывать «подковерную кадровую чистку»: мириться с тем, что в стране, помимо президента, существует еще один центр политического влияния, он не хотел.

В 2005 году по обвинению в подготовке госпереворота кадровая чистка была произведена в правительстве. Министр здравоохранения Али Инсанов, считавшийся наиболее влиятельным нахичеванским олигархом, сел в тюрьму. Досталось даже дяде президента — Джалалу Алиеву, который открыто критиковал родственников первой леди. Избежать наказания ему все же удалось, но за свободу пришлось поплатиться имевшимся имуществом. Уже тогда Алиев хотел скинуть Мехтиева, но тому удалось отбиться. Избавляясь от «гейдаровцев», Ильхам Алиев параллельно встраивал с систему власти свою супругу: сначала Мехрибан получила депутатский мандат, потом стала зампредом «Ени Азербайджан» и проработала в парламенте три созыва подряд. Первая леди возглавила также Фонд Гейдара Алиева, нацеленный на сохранение наследия предыдущего президента. При этом фонд стал кузницей новых кадров, которые постепенно пересаживались в кресла правительственных чиновников.

Схемы преемственности

Впервые об амбициях Мехрибан Алиевой возглавить страну заговорили в 2013 году. Тогда в преддверии выборов существовавшая с начала 90-х (но так ничем и не отличившаяся) провластная партия «Мир демократического Азербайджана» внезапно заявила о намерении выдвинуть первую леди своим кандидатом. Однако нахичеванцам удалось мобилизовать ресурсы и надавить на лидеров партии: в итоге инициатива так и не реализовалась.

В поправках к основному закону говорится, что в случае болезни или смерти главы государства его полномочия передаются вице-президенту. Уже сейчас в отсутствие главы государства Мехрибан Алиева считается руководителем страны и вправе принимать политические решения. После такой законодательно оформленной схемы представители политической элиты почти не сомневаются, что в перспективе первая леди не против занять и должность супруга.

Ильхам, Мехрибан и Гейдар Алиевы

Объявление о внеочередных парламентских выборах стало еще одним громким вызовом для остатков «старой гвардии» нахичеванцев. Спешка понадобилась для того, чтобы они не успели консолидировать силы и подготовиться к выборам. Алиев воспользовался этой растерянность.

Внимательный анализ результатов выборов показывает, что чистка парламента удалась. Партия заняла 72 места в обновленном законодательном органе, и, казалось бы, всего на три кресла улучшила свой результат. Однако это почти на треть обновленный состав партии. Так, например, в парламент не попал бессменный председатель комитета по социальной политике Хады Раджабли. Депутатского кресла лишился и советник Госнефтекомпании Азербайджана Гусейнбала Мираламов, которые заседал в парламенте три последние созыва подряд.

Неожиданный и несвойственный политической системе Азербайджана пересмотр итогов голосования на некоторых участках показывает, что борьба между нахичеванцами и президентом продолжилась и после выборов. В основном ЦИК пересмотрел результаты голосования на тех участках, где нахичеванцам все же удалось пройти в парламент.

Главный итог выборов таков: Ильхаму Алиеву практически удалось расчистить все политическое поле от несогласных. Независимо от того, отойдет он в ближайшее время от власти или все же останется у руля, схема потенциального транзита определена. Главное — Азербайджан теперь застрахован от повторения сценария 2003 года, и даже внезапный отход президента от дел не спровоцирует хаос. Преемник продолжит его курс.

Азиз Мамедов, The Insider

Источник: charter97.org.

Тытан беларускага Адраджэньня

Зачем глава «Роснефти» обвалил рубль и при чем тут Рейган