Прививка от Сталина и кори

Матвей Ганапольский
О чем мечтают россияне?

Еду из Вашингтона в Нью-Йорк и читаю статью про то, что власти Карелии (обратим внимание, что именно власти!) просят понизить статус кладбища жертв политических репрессий «Сандармох», где захоронены около 8 тысяч жертв политических репрессий. А новый статус, который называется «достопримечательное место» позволяет вести на этом месте земляные и строительные работы, — пишет «Коммерсант».

Так вот, я про дорогу из Вашингтона упомянул не случайно — тут на каждом шагу натыкаешься на какой-то памятник, который чей-то памяти посвящен. И это не обязательно именно памятник. К примеру, мы подъезжали к KFC мимо бульварчика, который разделял две полосы дороги. На бульварчике цветочки и трава. А еще гордая табличка: «Бульвар обустроен в честь команды баскетболистов школы, которые прославили наш город в чемпионате штата Мериленд». Следует заметить, что городок, куда мы заехали, он крохотный, но, как видим, гордый. И городок помнит своих победителей и чтит их. А в Вашингтоне мы ходили на Арлингтонское кладбище — описывать не буду, мы просто восхитились, как власти заботятся, чтобы не исчезла память о павших.

Я не случайно в начале упомянул, что изменить статус «Сандормоха» просят Карельские власти. Я их очень понимаю. Стоит кусок земли, а на нем нет ничего полезного. Ни дома отдыха какого-то, ни массовой застройки. Просто в земле лежат кости. Ничьи, так сказать кости, и это правда. Родственники расстреляных часто и не знали, где расстреляли их отцов и матерей, потому что им сообщали о приговоре «10 лет без права переписки». А палачи не заботились, чтобы хоронить с табличками — пустил пулю и скинул в яму.

Не хочу обвинить власти Карелии в том, что они имеют злой умысел построить на месте расстрела казино, тут вопрос в другом — насколько власти, и на местах и в Москве, считают эти растсрельные полигоны важными. Судя по телевзионной риторике, умножении памятников Сталину, отсуствию осуждения сталинизма, как людоедского советского варианта фашизма, полигоны с прострелянными черепами не очень нужны. Обычно, в этих случаях, власти берут на себя неприятную, но крайне необходимую работу по денацификации, а в нашем случае десталинизации населения, которое снова и снова голосует за Сталина, как за сильную руку и спасителя Отечества. Но ничего такого в России не наблюдается.

Конечно, ничего страшного тут нет — кости сгниют, черепа размолотят грейдерные машины и будем жить-поживать. А потом, когда Путин уйдет, по желанию населения появится новый Сталин, согнет общество в бараний рог и появятся приговоры про 10 лет без права переписки. Потому что общество хочет не Путина, а Сталина, чтобы порядок, красивая старость и новый Гагарин был.

«Сталин придет — порядок наведет!»

Такого не может быть?

Кто сказал, что не может?

Сейчас дети умирают от кори ровно потому, что не делают прививок.

Хотя знают, что корь смертельна.

Матвей Ганапольский, «Эхо Москвы»