Резонансное ДТП между автомобилями ГАИ и такси получило продолжение

На чью сторону встал Следственный комитет?

Это ДТП, произошедшее в Бресте нынешней весной, освещалось и обсуждалось во многих СМИ. К счастью, после него все остались живы, хотя без травм не обошлось. Но ситуация изначально могла выйти из-под контроля, учитывая «статус» одного из участников происшествия, из-за чего второй водитель вполне мог стать жертвой системы, которая порой заранее может «назначить» виновных. Шутка ли, один из участников аварии — экипаж ГАИ, сообщает abw.by.

16 марта 2019 года на регулируемом перекрестке улицы Крушинской и проспекта Независимости в Бресте произошло ДТП с участием автомобиля-такси под управлением Дмитрия и автомобиля оперативного назначения ГАИ с включенной световой сигнализацией. Последний выехал на перекресток на красный сигнал светофора: ПДД позволяют это делать при включенных маячках.

На перекрестке автомобиль ГАИ врезался в такси. В результате аварии водитель такси Дмитрий получил менее тяжкие телесные повреждения по признаку «длительного расстройства здоровья», то есть на срок не более четырех месяцев.

Вот видео аварии, снятое на видеорегистратор очевидцев:

Проверку ДТП проводил Следственный комитет, именно он дал оценку произошедшему.

Вот что было установлено в результате разбирательства (стилистику официальных документов сохраняем):

«Моментом опасности для водителя автомобиля Тойота Приус, под управлением Дмитрия, избран момент, непосредственно предшествующий въезду автомобиля оперативного назначения на перекресток (пересечение дорожной разметки-стоп линия) — момент определяющий совершение водителем автомобиля оперативного назначения действий, отступающих от правил дорожного движения, при обстоятельствах когда опасность была наличной и действительной и требовала принятия мер для снижения скорости вплоть до полной остановки.

В рассматриваемой дорожной обстановке водитель такси не располагал технической возможностью предотвратить столкновение. Несоответствий требованиям п.26 (обязанность уступить дорогу транспорту оперативного назначения при включенных маячках синего цвета), п.39 (сигналы светофора), п.88 (скоростной режим в населенном пункте) и п.87.2 (обязанность снизить скорость при возникновении опасности) ПДД в действиях водителя такси не имеется. При этом в действиях водителя автомобиля оперативного назначения имеется несоответствие п.25 ПДД».

25. Водители транспортных средств оперативного назначения при условии обеспечения безопасности дорожного движения могут отступать:

с включенными маячками синего или синего и красного цветов от требований светофоров, дорожных знаков и дорожной разметки, а также подпункта 9.8 пункта 9, подпункта 10.4 пункта 10, главы 9 (кроме пунктов 56 и 57), глав 10-15, 17-19 настоящих Правил…

Конечно же, оперативный автомобиль имеет полное право использовать спецсигналы — световую и звуковую сигнализацию, но условие «обеспечения безопасности» при этом никто не отменял.

Тот факт, что инспектор ГАИ не обеспечил безопасность других участников движения, находится в причинной связи с произошедшим ДТП.

Аварийная ситуация была создана водителем автомобиля оперативного назначения, не уступившим дорогу автомобилю-такси, даже несмотря на то, что световая сигнализация экипажем ГАИ была включена. Да-да, и так бывает.

Расскажем читателям, что говорят милицейские инструкции по вопросам использования маячков и звуковой сигнализации.

Согласно п.5-7 Инструкции о порядке использования транспортными средствами оперативного назначения специальной световой и звуковой сигнализации (утверждена Постановление СМ РБ №439 от 4 апреля 2011 г.) при участии в дорожном движении включение специальной сигнализации должно производиться заблаговременно в зависимости от конкретной обстановки, чтобы другие участники дорожного движения имели возможность принять меры в соответствии с требованиями ПДД. При этом экипаж ГАИ, который включает звуковую и световую сигнализацию перед совершением действий, отступающих от требований ПДД, обязан убедиться, что другие участники дорожного движения имеют возможность отреагировать на сигналы авто оперативного назначения и принять меры предосторожности. Также водитель спецтранспорта при включении сигналов обязан учитывать интенсивность движения, обзорность дороги и иные факторы, влияющие на видимость в направлении движения.

Таким образом, в действиях водителя транспортного средства оперативного назначения содержатся признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст.317 УК РБ, а дела о преступлениях, предусмотренных этой статьей, влекут уголовную ответственность по требованию потерпевшего и являются делами частного обвинения. То есть потерпевший должен самостоятельно обратиться в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела.

Статья 426 УПК. Возбуждение уголовных дел частного обвинения

1. Уголовное дело частного обвинения возбуждается лицом, пострадавшим от преступления, а в случае его неспособности по возрасту или состоянию здоровья выражать свою волю в уголовном процессе либо в случае его смерти — любым из его совершеннолетних близких родственников или членов семьи, законным представителем или представителем юридического лица путем подачи в районный (городской) суд заявления о совершении в отношении его преступления, предусмотренного частями 2 и 3 статьи 26 настоящего Кодекса.

Заявление в суд Дмитрий пока не подавал, но, рассказывая Автобизнесу о происходящем, отметил:

— Хочу отдельно выразить благодарность работникам Следственного комитета за объективную, честную и всестороннюю проверку, удовлетворение ходатайств защитника и отсутствие предвзятого отношения к участникам ДТП, несмотря на их статус.

В Управлении ГАИ Бреста официальных извинений за действия своего сотрудника не принесли, комментировать произошедшее не стали, сославшись на то, что до сих пор проводится служебная проверка. Тем не менее сам инспектор ГАИ, виновный в аварии, посещал Дмитрия в больнице и от себя лично принес извинения.