Российская оппозиция берет власть в Пскове

Софья Пугачева
Фото: RFE/RL
История победы активистки Софьи Пугачевой.

В Новоржевском районе Псковской области живут почти восемь тысяч человек. У них нет газа, и чтобы пережить зиму, они копят на дрова и держат огороды. Здесь никто не удивляется зарплате в три тысячи рублей, а мужчины рады, если удается уехать «на вахту». 38-летняя Софья Пугачева девять лет назад переехала жить в это депрессивное место из Санкт-Петербурга, а теперь – выиграла выборы и стала главой района, пишет Север. Реалии.

Единый день голосования партия власти в Псковской области до сих пор вспоминает как страшный сон. 8 сентября «Единая Россия» проиграла половину кампаний по выборам глав районов – в трех из шести, где шли выборы, избиратели поддержали кандидатов от партии «Яблоко». Теперь сторонники Льва Шлосберга возглавляют пять районов Псковской области – к Гдовскому и Плюсскому прибавились Дновский, Пустошкинский и Новоржевский.

Даже по меркам Псковской области, «столицы российской депопуляции», хозяйства главам от оппозиции достались сложные. Например, в Новоржевском районе, который возглавила Софья Пугачева, за последние 60 лет население сократилось с 29,3 тысячи до 7,8 тысячи человек, то есть в 3,7 раза.​

Я уеду отсюда сразу

Осенний Новоржев пахнет свежей древесиной. Дрова лежат на заднем дворе администрации района, у мирового суда, во дворах многоквартирных домов. На крышах вместо привычных телеантенн – кирпичные трубы.

– Это для печки, – кричит со второго этажа пенсионерка Галина Яковлевна. – У нас нет центрального отопления. В доме 16 квартир и каждый дрова покупает. Если однокомнатная квартира, то на зиму можно в одну машину уложиться – это 5500 рублей. А вот у меня двухкомнатная угловая – тут машины мало.

Галина рассказывает, что дом был сдан в 1977 году и в нем не было даже водопровода – люди копили, а потом в складчину «купили себе воду». С отоплением, уверена она, так не повезет: весь город на дровах живет – чем они лучше?

– А как тут наладится? Разве смогут нам дать тепло от больничной кочегарки в дом? Ох, вряд ли, – отмахивается пенсионерка. – Хорошо, что нам пока баню не закрывают городскую. У кого своей ванной нет – все довольны, есть возможность сходить раз в неделю и помыться. И на этом спасибо!

На 437 деревень и один город в Новоржевском районе приходится всего 14 котельных, которые обслуживают в основном фельдшерские пункты, школы, больницы и детские сады. Топят углем и дровами, поэтому пилорама здесь – самый популярный бизнес и основное место работы для мужчин. Платят, по словам местных, «минималку» – 11 300–11 700 рублей. Кто хочет больше, едет на вахту в Санкт-Петербург.

– Я уеду отсюда сразу, – сообщает 18-летний Влад. Сегодня его и еще трех ребят провожают в армию в районной администрации. Школьная учительница просит мальчишек «только не курить ни в коем случае», чиновница на сцене веско сравнивает сегодняшние проводы с афганской кампанией, рассуждая о выпавшей чести защитить страну. Влад показывает за окно, где стоит покрашенный серебрянкой Ленин: «Ну, вы посмотрите вокруг – зачем здесь оставаться? Выйти некуда, а работа? Где?»

Чтобы прокормиться, новоржевцы держат огороды, но это лето было дождливым и урожай собрать удалось не всем.

– Жить тут х….! – зло бросает Людмила. Она убирает территорию перед своим домом и кивает на стоящий напротив недостроенный бетонный ангар. – Разруха! А раньше тут три дома было. Кругом грязь! Идут – кто посикал, кто покакал, кто блеванул, кто плюнул – загажено. Это не город, а деревня, но все живут своей жизнью. Бывать тут я вам не советую.

– Людкаааа, чего они там хотят? Ты им там про нашу военную базу рассказываешь? Смотри не болтай, – перебивает ее сосед Гена и подозрительно смотрит на журналистов. – Я вам ничего не скажу, у меня рыбалка.

Хотя бы будем знать, что мы пытались

Шпиономания в Новоржевском районе – эхо летней избирательной кампании. Тогда за пост главы района с отставным офицером ФСБ от «Единой России» Сергеем Мезенцевым и другими конкурировала Софья Пугачева от «Яблока». Политтехнологи от ЕР назначили ее «агентом Госдепа» и «сельской американкой» – муж Софьи имеет гражданство США.

Анонимы в местных группах в «ВКонтакте» и в «Телеграме» писали о том, что Софью учили на политических тренингах в США, припоминали дружбу с псковским депутатом Львом Шлосбергом: «Немцам не отдали в Великую Отечественную, зато америкосам сливаем за так и людей, и земли». К старикам, кто в интернет не выходит, приходили домой авторитетные люди района и объясняли про американскую угрозу и деньги Госдепа.

Параллельно Софью Пугачеву пытались снять с выборов через суд – за музыку в предвыборном ролике. У «Яблока» нашлось лицензионное соглашение с композитором Даниэле Динаро, и апелляционная инстанция областного суда вернула ее на выборы за три дня до голосования.

Читайте также:  «Европейская Беларусь» приглашает на встречу со своими кандидатами в Минске

Пугачева выиграла с перевесом в 32 голоса. Территориальная комиссия в Новоржевском районе до последнего не хотела вносить решающий протокол из деревни Жадрицы в систему ГАС «Выборы», но к утру Пугачеву все-таки объявили победительницей.

– Я сидела тогда в машине, очень-очень усталая, на нервах и думала: «За что мне такие выборы, вот за что?» Этот выигрыш мы просто вытягивали. Не было фанфар и шампанского. Эти 32 голоса мы буквально держали руками! – вспоминает Софья.

– Зачем вам так нужна была эта победа? Зачем вам вообще Новоржевский район?

– Я верю в людей, которые не хотят, чтобы все было разрушено. Мой основной принцип – попробуй, и если вдруг не получится, хотя бы будем знать, что мы пытались. У нас есть этот шанс, мы можем его использовать. Он же не каждому дается, – у Софьи в глазах загорается азартный огонек. – А вдруг у нас получится?

Он какой-то… теплый

В Новоржевский район она поверила еще девять лет назад, когда переехала сюда с мужем из Санкт-Петербурга. Там она проектировала системы электроснабжения для очистных сооружений и насосных станций и очень уставала от суеты.

– Это нервозное состояние, когда каждый день едешь на работу в пробках, потоком, как зомби в метро и также обратно. И ты как одна маленькая частичка какого-то огромного организма, который тобой управляет. Хотелось свободы, вырваться из этого, стать целой, – признается Софья.

Тогда, в 2010 году, она смогла увидеть Новоржев не депрессивным районом, а «маленькой Венецией» – город стоит между двух озер, соединенных каналом. Когда Софья рассказывает о Новоржеве, кажется, что она говорит о другом городе – не о том, чьи жители жалуются на безысходность.

– Новоржев – очень уютный уездный городок, есть центр свой, он четко просматривается, с площадью – центром притяжения. У него очень удобная планировка. Ну, вообще, он какой-то…теплый, уютный, – Софья снова улыбается. – И в тот момент, когда я его впервые увидела, захотелось сделать здесь что-то важное, хорошее, чтобы он стал ещё краше.

Первые два года Софья с мужем Юрием строили дом – на него копили еще в Петербурге. А в октябре 2012-го родился сын Олег.

– В новый дом я вошла с маленьким человечком на руках. Это было необыкновенное ощущение – начало новой жизни в своем доме на своей земле, – вспоминает Софья.

Когда Олегу было два года, власти Новоржевского района решили объединить Вехнянскую волость с соседней Оршанской. Понимая, что вместе с волостью могут исчезнуть детский сад, школа, больница, Софья начала борьбу – собирала подписи, выступала на сходах. Волости все равно оптимизировали, а Пугачева пошла в политику – стала сельским, затем районным депутатом от «Яблока», а теперь – главой района.

– Вы же на природу от суеты бежали. А теперь – в политике.

– Я накопила столько энергии, пока была домохозяйкой, что мне надо ее куда-то прикладывать срочно, – признается новая глава. – В депутатской деятельности я нашла отдушину, которая и интеллектуально меня занимала, и у меня стало получаться какие-то вопросы решать. Депутатство на селе – это волонтерство, когда все силы и нервы направляешь на то, чтобы помочь людям. Я уже в конце первого года такой работы поняла, что, наверно, это мое и надо продолжать.

Во время своей избирательной кампании она объехала несколько десятков деревень, провела более 50 встреч на предприятиях.

– Мне нравились эти встречи: когда начиналось с негатива, споров на повышенных тонах, а в конце у людей в глазах загоралась надежда.

– Надежда на что?

– Мы спорили о том, есть ли вообще у района будущее. Были люди, которые в это не верили (и до сих пор, может, не верят), считают, что здесь уже невозможно ничего сделать, потому что все, что можно, уже разрушено. Я пыталась убедить людей, что на этом этапе мы сможем остановить разрушение и попытаться что-то создать. Сравнять с землей можно в любой момент, а попытаться вылезти всегда имеет смысл, потому что здесь живут люди. За них надо бороться.

Пугачева говорит, что пошла на выборы, когда поняла, что без властного ресурса наболевшие проблемы не решить. Например, дороги. После четырех лет переписки со всеми инстанциями, вплоть до Минтранса, она поняла, что остался только один путь: самой «составить это несчастное техническое задание в том виде, в котором оно должно быть». А для этого надо было стать главой района.

Читайте также:  137 ангелов

«Дорога непроезжая, яма на яме!», «Мы выехать не можем, увязли в грязи, делайте вы что-нибудь!» – такими наказами избиратели засыпали Пугачеву еще до выборов. «Коснись идти, так многие ноги ломают – и взрослые, и пожилые, и дети», – говорит баба Люба.

– Обидно, что себе-то Пашков (предыдущий глава района Михаил Пашков признан виновным в превышении должностных полномочий и досрочно покинул пост. – СР) асфальт наложил у дома на Комсомольской, там асфальт – хоть боком катись! Ни яминки! Мы все довольны, что Пашков ушел, пользы от него по городу никакой, только себе в карманы и дачи строил. Ну и х… с ним! – ругается баба Люба. Она продает на рынке яблоки и вязаные носки и жалуется, что совсем нет покупателей.

Помимо дорог в районе проблема с работой и зарплатами – они минимальные. Например, сельские почтальоны получают здесь по три тысячи рублей за то, что в любую погоду на себе таскают письма.

– Три тысячи и получают на селе, так они и работают два раза в неделю, – подтверждает начальница местного почтового отделения Нина Левашова. – У меня оклад – 15 тысяч рублей грязными.

– Как мы живем? Да покупаем самое дешевое, то, что предназначено для кошечек и собак, – кричит почтальон рядом.

– Не надо нас спрашивать! Это вопрос к нашему великому начальнику в Москве, это же они так придумали, не мы. Все знают и делают вид, потому что так проще, – считает сотрудница районного Дома культуры Ольга Гулинова.

Путин – не символ государства

– Предприниматели здесь были, – комментирует Софья экономическое положение своего района, – но не нашли общий язык с предыдущей администрацией. Человек десять ушло. Надо их искать. Мы готовы сотрудничать, только чтобы экология не страдала (я сейчас про Великолукский свинокомплекс), и трудовое законодательство соблюдалось. У нас есть люди, которые готовы работать.

– Сейчас в администрации работают те, кто каждые выборы ставил вам палки в колеса, в собрании – депутаты, которые всегда были против вас. Вы предательства не боитесь?

– Есть такие опасения, да. Поэтому несколько человек будут заменены. Если менять сразу, администрация потеряет работоспособность. Я стараюсь личное отодвинуть, как демократ, стараюсь выстроить диалог. Те единороссы, кто были против меня, тоже жители Новоржевского района.

– Вы понимаете, что «яблочный» глава района – это красная тряпка для власти, уголовное дело на раз может появиться? Такие дела в регионе есть.

– Конечно, есть такие опасения. Поэтому я стараюсь досконально разбираться в каждом документе. Риски постоянно висят и заставляют быть очень осторожной. Это нервирует очень, да. Но что я могу с этим поделать, кроме как принимать законные решения? Я четыре года, пока была депутатом, говорила людям, что надо брать на себя ответственность и все изменится. А потом сдать назад из-за того, что есть риски? – Софья делает паузу и твердо продолжает. – Я не могу так. Тогда не надо было вообще начинать. Или идти до конца. Я выбрала второе. Это логично и понятно для меня.

– Это же во многом неблагодарный труд.

– Если оценивать работу негативом, это не приведет ни к чему хорошему. Нет у меня никакой зарплаты от Госдепа, нет за спиной никакого Обамы, и Трамп не стоит. Я пришла, чтобы сделать район лучше. Не все это пока понимают, надеюсь, когда-нибудь поймут.

Она перечисляет первоочередные задачи: надо восстанавливать объекты ЖКХ, решать вопрос с долгами коммунальных предприятий (только энергетикам должны порядка 9 миллионов рублей) и переводить их на самоокупаемость, делать освещение на улицах, ремонтировать школы, добиваться средств на реконструкцию стадиона, где сейчас стоит вода, разбираться с сельскими дорогами и ямами на городских улицах. А еще в Новоржеве нет газопровода, много аварийного жилья, в деревнях люди с трудом добывают воду – колодцы высыхают, а скважины пенсионерам не по карману.

– Кто-то сейчас злорадствует: район-то весь в проблемах. Но моему противнику он бы достался точно таким же. Надо работать, я сейчас попрошу в автолавки поставить почтовый ящик, чтобы те, кому не добраться, оставляли мне обращения. А сюда, – Софья показывает на стену, из которой торчит гвоздь, – повешу карту района.

– Здесь же обычно портрет Владимира Путина висит?

– Я его сняла, – спокойно говорит Софья. – Потому что Владимир Владимирович Путин у нас не является символом государства, района, Псковской области.

– Губернатору доложат, проблемы будут…

– Я думаю все, включая губернатора, это уже увидели и приняли. Кто хотел, задал вопрос. Я не вижу в этом ничего страшного.