Рост несырьевой промышленности России замедлился в 15 раз

У Росстата сломался генератор «прорыва».

Генератор экономического «прорыва» в Росстате, похоже, вышел из строя от перенапряжения.

«Рывок» промышленного производства, который официальная статистика зафиксировала в феврале, спустя месяц затух до состояния стагнации, передает finanz.ru.

В марте объемы промпроизводства в России выросли лишь на 1,2% — в 3,5 раза медленнее, чем месяцем ранее.

Основной вклад в этот результат внесла усиленная работа сырьевой трубы: добыча полезных ископаемых прибавила 4,3% год к году. Нефтяники извлекли на поверхность на 3,3% больше нефти, несмотря на сделку ОПЕК+, в рамках которой Москва обязалась поддержать рынок сокращением поставок.

Добыча газа выросла на 3,8%, а максимальный рост — на 21,9% — был зафиксирован в производстве мрамора и известнякового камня для строительства.

Темпы роста в обрабатывающей промышленности замедлились в 15 раз и едва превысили нулевую отметку: в годовом выражении фабрики и заводы нарастили производство лишь на 0,3%.

Судя по представленным данным, провал показателей связан с сокращением выпуска нефтехимической продукции, пишут аналитики «ВТБ Капитала»: производство бензина выросло всего на 1,8% (против 7,1% в феврале), а дизельного топлива — сократилось на 1,5%. Данные по промышленности «вернулись в реальность», говорит главный экономист ING Дмитрий Долгин: вне сектора добычи полезных ископаемых производство падает или стагнирует уже несколько месяцев. В ноябре и декабре прошлого года Росстат фиксировал нулевой рост, а в январе — падение на 1%. Выбился из общего ряда февраль с неожиданным ускорением роста до 4,6%. Вероятно, разовый всплеск обеспечил выпуск машиностроительной продукции, например, под гособоронзаказ, пишут аналитики Райффайзебанка.

Теперь же помимо замедления внутреннего спроса, на промышленность давят снижение военных расходов и медленное расходование средств по нацпроектам, отмечает главный экономист РФПИ Дмитрий Полевой.

Замедление промышленности — это еще один признак того, что бизнес не стремится инвестировать: об этом же говорят нулевой рост импорта и очень низкие (0,1-0,3%) темпы роста в строительстве, отмечает Долгин.

Из-за отсутствия инвестиционного спроса растет отток капитала — частный сектор копит активы за рубежом, продолжает он. В выигрыше, впрочем, остается Минфин, которому свободные ресурсы в финансовой системе помогут выполнить амбициозную программу заимствований (2,4 триллиона рублей на 2019 год).

В долгосрочной же перспективе слабость промышленности может привести к усиленным призывам выделить дополнительную помощь из бюджета на реализацию инфраструктурных проектов, предупреждает Долгин.