Сестра солдата-срочника: Узнали о болезни, вышвырнули — и все

Михаил Рыштовский
Семье погибшего военнослужащего не хотят платить компенсацию.

Михаил Рыштовский из деревни Трощило Кореличского района на Гродненщине служил в Слониме около года. Его комиссовали в мае этого года с 4-й стадией рака желудка. В июле он умер. После смерти весил 45 килограммов, сообщает «Радыё Свабода».

В армии Михаил не раз жаловался на боли, не мог есть. Однако, по словам его сестры Марии Грицкевич, его подозревали в том, что он «косит», и давали таблетки от боли желудка, вместо того чтобы обследовать.

Страховая компания отказала семье Рыштовского в компенсации. Сначала говорили, что ждут результатов экспертизы, которая должна прояснить, когда и от чего заболел Рыштовский. Однако потом, не дождавшись их, прислали отказ в компенсации.

В ответе говорится, что страховым случаем является, среди прочего, «смерть застрахованного лица, которая наступила в результате причинения вреда его жизни или здоровью в связи с выполнением им обязанностей воинской службы, … которая наступила в течение одного года после увольнения его с воинской службы».

К тому же письмо подтверждает, что болезнь была получена во время воинской службы. Однако, как значится в ответе, «смерть Рыштовского не связана с выполнением им воинской службы».

У Марии Грицкевич был телефонный разговор с военно-врачебной комиссией. Там причиной отказа назвали то, что Рыштовский умер дома, а не в армии.

Сестра: «То, что целый год умирал, это не считается»

«Тогда никто по такой схеме не получит выплат. Узнали о болезни, вышвырнули — и все. Они же бы его не оставили, чтобы он там умирал … Целый год обращался [к врачам]. Почему нельзя было среагировать заранее? Разве это не подозрительно, что человек в течение года обращается еженедельно с жалобами? Если бы он получил какую-то травму, то это подходит, а то, что целый год мучился, не ел ничего, умирал целыми днями, это не считается», — возмущается Мария Грицкевич.

Страховая выплата — это минимум, что для семьи может сделать государство, считает женщина.

«У нас человека забрали. Почему государство не может дать эти деньги, если по закону они полагаются по закону?» — спрашивает она.

Семья собирается обжаловать решение страховой компании в центральный аппарат Белгосстраха, а потом в администрацию Лукашенко.

Результатов экспертизы до сих пор нет.

Уголовное дело в связи со смертью Михаила Рыштовского не заводили. Соответственно, родственники не признаны потерпевшими и не могут знать, как ведется следственная проверка.

Специалист военкомата по Кореличскому району Константин Зарубайко, которого семья обвиняет в том, что он заставил больного парня идти в армию, вышел на пенсию.

Юрист: ответ страховой компании расплывчат и противоречив

Глава правозащитного центра «Правовая помощь населению» Олег Волчек также утверждает, что семье Рыштовского полагается выплата на основании закона «О статусе военнослужащего» и Положением о порядке и условиях выплаты страховых сумм по обязательному государственному страхованию военнослужащим.

По его мнению, формулировка ответа от страховой компании расплывчатая, первая часть документа противоречит второй.

«Для нас однозначно, что человек заболел в армии. Есть военно-врачебная комиссия, которая нашла эту болезнь, признала и подтвердила, что он не может служить с этим. Они написали: «Срочно комиссовать». То, что не при выполнении служебных обязанностей — а что он в армии делал? На строевую ходил, в воинской части служил», — рассуждает Волчек.

Он полагает, что такой случай, когда солдат умер, а семья не может получить даже компенсацию, создает отрицательный имидж белорусской армии.