Съездил поучиться во Францию на авиазавод — дома признали шпионом

Реклама

Правнук Павла Абрамовича Игорь Янкин
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
История репрессированного белоруса.

Жителя Речицы Павла Абрамовича расстреляли в 1938 году. Советская власть посчитала его шпионом — до революции мужчина успел побывать во Франции, посмотреть крупные авиационные заводы. Правнук репрессированного белоруса рассказал tut.by о судьбе прадеда и показал протокол допроса предка, присланный из КГБ.

Военнослужащие 5-й воздухоплавательной роты в Гродно, 1910-е. В нижнем ряду слева — Павел Абрамович, которого в 1938-м расстреляют
Фото: из архива Игоря Янкина

«Бабушка начала курить после того, как ее отца арестовали навсегда»

Игорь Янкин живет в Минске, ему 40 лет. Прадеду Павлу Абрамовичу из Речицы было 47, когда его расстреляли в 1938 году.

— Павел Демьянович Абрамович родился 3 июня 1890 года в Речице. Удивительно, но мой сын родился тоже 3 июня, только спустя 112 лет, — рассказывает правнук репрессированного белоруса.

Игорь Янкин больше пяти лет, как на работу, ходил в читальный зал Национального исторического архива, чтобы выяснить историю своего рода.

Игорь Янкин
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Теперь он легко перечисляет, как звали прадеда, и его отца, и отца того отца тоже, — так до девятого колена. Один из самых близких предков в этой цепочке — Павел Абрамович.

— Когда я был маленький, мне рассказывали, что прадед был великолепный человек, умный, образованный, что служил в авиационном полку в Гродно во время Первой мировой, когда самолетостроение только начинало развиваться.

Павел Абрамович с женой Еленой, дореволюционный снимок

Жители Речицы Павел Абрамович с женой Еленой и сыном Виктором, дореволюционный снимок

В семье знали, что Павел Абрамович до революции побывал во Франции.

— Он привез оттуда домой мебель из красного дерева: зеркало в обрамлении резных листьев и птиц, шкаф, комод и трюмо.

По информации правнука, Павел Абрамович был из мещан, а еще раньше — из обедневшего дворянского рода. Прабабушка, жена Абрамовича, — из богатой дворянской семьи.

Елена Абрамович, жена репрессированного Павла Абрамовича, с дочками Ниной и Надеждой

— О репрессиях в нашей семье сначала боялись говорить, а когда стало можно — не говорили по привычке, — рассказывает Игорь Янкин. — В 1937-м прадеда забрали из дома поздним вечером. Его жена много лет почему-то думала, что он погиб в штрафбате во время Второй мировой. В 1958 году, уже после смерти Сталина, пришло извещение, что Павел Демьянович Абрамович посмертно реабилитирован.

У репрессированного жителя Речицы остались жена, две дочери и два сына.

— Моя бабушка как раз заканчивала школу, когда арестовали ее отца. Она вспоминала, что для нее это был большой стресс, так переживала, что стала курить. Прабабушка одна поднимала на ноги четверых детей, замуж так и не вышла.

Дочь репрессированного Павла Абрамовича на отдыхе

Допрос НКВД: «От кого вы получали задания в командировке во Францию?»

В 2010 году Игорь Янкин узнал, что в Комитете госбезопасности рассекретили часть информации о репрессированных белорусах. На запрос Игоря Янкина КГБ сообщил, что арестовали Павла Абрамовича 19 августа 1937 года, а расстреляли 13 марта 1938-го в Гомеле. К расстрелу его приговорили по ст. 68 УК БССР — «Шпионаж».

Вместе с ответом Игорь Янкин получил документы: копию анкеты, заполненной после ареста прадеда, и копию протокола допроса. Допрос проходил 25 сентября 1937 года, Павел Абрамович в нем рассказал, что в 1910 году окончил ремесленное училище в Речице, потом пошел работать слесарем на гвоздильный завод. В царскую армию его призвали в 1911 году. Служил в 5-й воздухоплавательной роте, со временем стал помощником моториста.

Павел Абрамович во время службы в 5-й воздухоплавательной роте в Гродно
Фото: из архива Игоря Янкина

А в 1916 году Павла Абрамовича вместе с сослуживцами отправили во Францию, на учебу. Там солдаты знакомились с французской авиацией и технологиями строительства аэропланов. За три недели учебы белорус успел побывать на французских авиационных заводах «Фарман», «Даррак», «Рон-Гром», которые позже станут заводами-легендами. Тогда же он побывал в Англии.

— Как вы получили задание и от кого, когда были командированы во Францию? — спрашивали у Павла Абрамовича в НКВД. Похоже, именно та поездка была для жителя Речицы основным обвинительным моментом.

Второй и третий листы допроса за 25 сентября 1937 года
Документы: из архива Игоря Янкина

«По командировке во Франции я никаких заданий ни от кого не получал. Посылали специалисты по изучению авиационного дела. Будучи на заводе во Франции, я для себя лично делал кое-какие заметки и замеры», — отвечал Павел Абрамович на допросе.

— Я понимаю, что большинство документов КГБ не показывает. Похоже, это копия одного из первых допросов. Вряд ли на основании такого разговора можно вынести настолько жесткий приговор, — считает потомок репрессированного.

На допросе Павел Абрамович указывал, что работает слесарем в Речице — на фанерном заводе № 19.

— После окончания училища он, видимо, слесарем еще работал. Но вряд ли он оставался в том же качестве и до ареста в 1937-м, — рассуждает Игорь Янкин. — Скорее всего, он так писал, чтобы показать, что он из рабочего класса.

Визитка военнослужащего 5-й воздухоплавательной роты города Гродно Павла Абрамовича

Визитка военнослужащего 5-й воздухоплавательной роты города Гродно Павла Абрамовича. Оборотная сторона, заполненная по-французски

Чуть позже, листая архив речицкой газеты, Игорь Янкин нашел еще один штрих к портрету своего репрессированного прадеда. Оказывается, еще во время Первой мировой, в 1918 году, он помогал родному городу бороться с немцами.

«Немцы способствовали созданию в Речице офицерской дружины. Данное формирование получило из Киева оружие. Рабочий фабрики „Днепр“ Павел Демьянович Абрамович получил задание внедриться в офицерскую дружину. Что и было сделано. Во время дежурства у оружейного склада Абрамович открыл его. Подводами рабочие вывезли на фабрику „Днепр“ 200 винтовок и 3 тысячи патронов. На предприятие прибыл немецкий отряд. Однако оружие удалось спрятать столь надежно, что оккупанты его не нашли», — писала газета «Дняпровец».

Однако от расстрела спустя двадцать лет такие заслуги жителя Речицы не спасли.

После смерти Павла Абрамовича прошло 80 лет, но его близкие до сих пор не знают подробностей обвинения — за что именно его посчитали шпионом. Не знают и самого главного — где он похоронен.

«К сожалению, сведениями о конкретном месте захоронения репрессированного не располагаем и установить его в настоящее время не представляется возможным», — значится в ответе из КГБ.

Источник
Реклама