Система работает по Оруэллу

Когда дважды два равняется пять.

Доктор исторических наук, профессор РГГУ Андрей Юрганов сообщил, что первое издание его монографии «Категории русской средневековой культуры», выпущенное при поддержке Фонда Сороса, помещено в отдел специального хранения Библиотеки иностранной литературы и удалено из ее электронного каталога. Летом 2015 года Фонд Сороса был включен в России в список иностранных НКО, рекомендованных Советом Федерации для признания нежелательными организациями, чья деятельность подлежит запрету на территории страны. После этого российские библиотеки начали ограничивать доступ к книгам, изданным на деньги Сороса, а кое-где даже уничтожать их.

Пресс-служба Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени М.И. Рудомино (ВГБИЛ) подтвердила изданию Colta, что первое издание книги профессора РГГУ Андрея Юрганова «Категории русской средневековой культуры», выпущенное при поддержке Фонда Сороса, удалено из электронного каталога библиотеки.

В комментарии также сообщается, что в библиотеке иностранной литературы нет отдела специального хранения. «Данное издание находится в книгохранении, и его можно получить на руки, если написать специальное заявление и обосновать необходимость работы с этой книгой. «Категории русской средневековой культуры» представлены в библиотеке изданием 2009 года, которое можно заказать «безо всяких заявлений», – отмечается в сообщении.

«По первому образованию я историк. И когда на первом курсе готовился к семинарам, книга Андрея Юрганова была рекомендована нашими преподавателями к прочтению. Свободный доступ к этой работе считаю критически важным как для профессионалов, так и для тех, кто просто интересуется историей. В нашей библиотеке эту книгу может получить любой читатель», – цитирует пресс-служба директора ВГБИЛ Михаила Шепеля.

Журналисты связались с пресс-службой библиотеки иностранной литературы для комментариев, но на момент публикации ответа не получило.

Вот что рассказал об ограничении доступа к его книге профессор Андрей Юрганов:

– Мне об этом рассказал мой ученик, мой студент Борис Рашковский, с которым мы случайно пересеклись в РГГУ. Он мне так между прочим сказал, что «ваша книга в спецхране». Меня это очень удивило. Я написал об этом в «Фейсбуке». Мне показалось, что спецхран и вообще отдельное хранение книг сегодня – это ужасающий анахронизм. Сеть на эту новость отреагировала довольно бодро, потому что это возвращение каких-то странных времен, которые уже не должны возвращаться. Потому что книги, которые исключаются из оборота, – это не только анахронизм, но и какая-то глупость, потому что книга, в принципе, доступна. Речь идет не только обо мне и о моей книге. Просто принято решение, что все те, кто вкладывал в развитие России, в ее культуру и науку, включая Джорджа Сороса, который помогал публиковать книги, когда мы были нищие, – все эти люди сегодня объявлены иностранными агентами и нежелательными лицами. Нам помогали, давали деньги, а сейчас мы стараемся не только забыть тех, кто давал деньги, но еще и уничтожить саму память о том, что такая помощь была оказана. Вот и все.

Читайте также:  «Лукашенко, пошел вон!»

– Вы как-то пытались объясниться с сотрудниками библиотеки иностранной литературы, выяснить, что происходит, почему ограничили доступ к вашей книге?

– Нет! У русского интеллигента две печали. С одной стороны, печально, когда возникает спецхран – это вызывает возмущение. С другой стороны, почти каждый интеллектуал гордится тем, что его книги попали в спецхран. Поэтому во мне два этих чувства борются одновременно. Какое победит – я не знаю, но сам по себе факт попадания моей книги в спецхран меня скорее веселит и радует, чем огорчает. Поэтому обращаться к ним с просьбой изъять книгу из спецхрана и выставить на полку у меня никакого желания нет. Ну, глупость и только.

– Но если кому-то понадобится ваша книга?

– В принципе, она доступна. Дело не в этом, на это нужно смотреть более широко. Дело не в моей книге и даже не в Соросе, а в том, что система начинает работать по сценарию Оруэлла, когда дважды два – равняется пять. В этом весь фокус: нас заставляют поверить, что это логично, что это рационально. Директор это самой «иностранки» через свое высказывание в интернете внушает всем, что «книга доступна». Тем не менее, первое издание будет храниться в спецхране. Он даже написал, что чуть ли не учился по этой книге. Бог с ним. Факт в том, что авторитаризм всегда вырождается в эту формулу Оруэлла, что дважды два – пять. Я должен поверить, что нормальные и логические комбинации не проходят там, где возникает логика или авторитарной власти, или какой-то зачумленной власти, которая опирается на какую-то свою бюрократическую логику.

– Какие исторические параллели здесь напрашиваются?

– Скорее литературные: авторитарная система завершается тогда, когда она противоречит рассудку и здравому смыслу. Вот тогда начинается загнивание: оно может быть и ярким, и злобным, и воинственным, и катастрофическим. Но это уже загнивание, потому что рассудок питается своими какими-то мотивами, которые ему близки. А вот «дважды два – пять» – это непонятный мотив. Почему нужно хранить книгу в спецхране только потому, что ее спонсировал Сорос, если уже вышли и другие издания, которые можно взять и прочитать? Это непонятно. Само по себе это абсурд. Я бы сказал, что охранник по своему психологическому типу заменил собой и академика, и ученого, и учителя, и медсестру, и врача. Теперь охранник со своим умом и горизонтом является нормой нашей жизни.

– А чего, по-вашему, опасается этот охранник?

– Охранник в широком смысле – это такой кагэбэшник, чекист со своим кругозором надломленного человека. Для него все внешние люди и страны являются врагами, и поэтому он будет решать за нас, что в спецхране, а что – нет. Я даже не возмущаюсь этим фактом. Я вижу в нем некое продолжение всей этой очень неперспективной, тупиковой поведенческой линии нашего аппарата управления и наукой, и культурой. Это бесперспективно и ни к чему не приведет, а главное, это очень глупо. Была бы система умной, она бы это делала более аккуратно и осторожно. А сейчас все на показ: мы дураки, но вы должны поверить, что мы поступаем правильно. В этом вся их логика, вернее, отсутствие логики. Отсутствие логики – это и есть условие нынешнего режима. Ты должен полюбить старшего брата, потому что он тебе не нравится. И чиновник, который выполняет эти распоряжения, например, директор «иностранки», он уже явно полюбил большого брата, потому что он объясняет нам, что он чуть ли не учился по этой книге, и он рад тому, что она есть, но первое издание будет лежать в спецхране. Это абсурд, это за границей разума. Но он в этом уже живет, и ему это не кажется нелогичным. Ему не кажется, что он безумный. Он уже давно с этим, видимо, свыкся, и поэтому он директор этой «иностранки». Я никогда не стану директором, потому что я знаю, сколько будет дважды два. Так что я всему этому могу только радоваться – как русский человек радуется тому, что, наверное, это когда-нибудь закончится, – рассказал историк Андрей Юрганов.

Читайте также:  The Times: ЕС готов отсрочить Brexit до февраля

Его книга «Категории русской средневековой культуры» была впервые выпущена издательством МИРОС в 1998 году. На титульном листе указано: «Учебная литература по гуманитарным и социальным дисциплинам для высшей школы и средних специальных учебных заведений готовится и издается при содействии Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) в рамках программы «Высшее образование». В аннотации говорится, что в монографии изучается культура как смыслополагание человека. Выделяются основные категории: например, «самоосновы этого смыслополагания, которые позволяют увидеть своеобразный и неповторимый мир русского средневекового человека». Отмечается, что «книга рассчитана на историков-профессионалов, студентов старших курсов гуманитарных факультетов институтов и университетов, а также на учителей средних специальных заведений и всех, кто специально интересуется культурным прошлым нашей Родины».

После включения Фонда Сороса в список нежелательных организаций в 2015 году в российских библиотеках начали избавляться от книг, изданных на его деньги. Министерство образования Свердловской области распорядилось изъять из школьных библиотек выпущенные при поддержке Фонда Сороса книги британских историков Джона Кигана и Энтони Бивора.

Зимой 2016 года в Воркутинском горно-экономическом колледже уничтожили десятки экземпляров учебной литературы, изданной по проекту «Обновление гуманитарного образования в России» при поддержке Фонда Сороса.

В июле 2017 года стало известно, что книги Пушкина, Достоевского, Чехова, Пришвина, Солженицына, Астафьева и других писателей по приказу из центра убрали с полок сельских библиотек Мезенского района Архангельской области, поскольку на титульных листах этих книг был штамп «Институт «Открытое общество». Мегапроект «Пушкинская библиотека». Книги для российских библиотек».

Любовь Чижова, Крым.Реалии