Сказка об украденном времени

Бывают события, вроде и мелкие, но без которых в мире как-то не так.

Сидишь, допустим: кофе, сигарета (зачеркнуто, я бросил, чего и вам желаю), за окном снег, в комнате тепло, дела сделаны, все почти прекрасно, а все-таки чувствуешь: это еще не совершенство. И тут на стол прыгает некрупный кот. Глупый, самодовольный кот, который смотрит на тебя не без снисходительности. Просто сидит и смотрит. Все. Мир совершенен.

В политике тоже такое бывает, хотя там это не так благостно. Вот, например, новость: «Связанная с бизнесменом Аркадием Ротенбергом компания „Гранат“ выиграла тендер на 46 миллионов рублей от Общественной палаты России на развитие институтов гражданского общества, общественный контроль и противодействие коррупции». Ротенберг — а, впрочем, надо ли кому объяснять, кто такой Ротенберг? Человек, близкий к главному телу, получатель всех мыслимых госконтрактов, стопроцентный, как говорили в одном старом фильме, тоже, кстати, про котов, бизнесмен и патриот. Общественная палата — фиктивный орган, созданный, чтобы имитировать наличие в стране лояльного властям гражданского общества. Не только ведь оргазм можно имитировать, хотя здесь-то и разница невелика: «Да, Владимир! Еще, Владимир! О, как под твоим мудрым руководством крепнут горизонтальные структуры гражданского общества, Владимир! Только не останавливайся, Владимир!» 46 миллионов для Ротенберга, конечно, не деньги, но, как писал классик: есть веревочка — давай сюда и веревочку.

И вот — вдумайтесь, посмакуйте, это же музыка: Ротенберг на деньги Общественной палаты будет бороться с коррупцией. Мир обретает утраченное совершенство. Последний пазл занимает свое законное место.

Легко, кстати, предположить, что компания «Гранат», которая должна теперь провести 135 мероприятий в 20 регионах России, найдет неплохих специалистов, а специалисты смогут подготовить толковые лекции. На лекции сгонят местных чиновников средней руки, они специалистов выслушают, аккуратно запишут ценные сведения в блокноты, и вернутся к обычным делам. В том числе — продолжат средней руки хищения, мечтая, конечно, о крупных. И, не исключено, применят на практике полученные знания. Чтобы, например, совсем уж по-глупому не попадаться.

Но вот кое о чем на антикоррупционных семинарах имени Ротенберга точно не расскажут. Крадут-то ведь у нас не только деньги. Ах, кабы только деньги… Не так уж их жалко. Крадут… Тут начать непросто. Ну, пусть будет пара примеров, с примерами всегда выходит доходчивее.

Есть у меня добрый приятель. Не то, чтобы очень близкий, но когда видимся — находим, о чем поболтать. Он — почему-то неловко такое говорить (а вот, может быть, как раз и разберемся заодно, почему неловко) — политик. Назовем его для загадочности Илья Я. В политику пришел чуть ли не подростком, смешным, конечно, — бывают, что ли, другие подростки? — бегал по улицам, кричал что-то нелепое, но жутко оппозиционное. Заодно взрослел, обрастал опытом, в политике этой самой начал разбираться лучше многих прочих, сделал даже заметную карьеру в зарегистрированной партии.

Но как раз потому, что оброс опытом, поумнел, и что-то про политику понял, с партией попрощался и пошел в муниципальные депутаты. Это, между прочим, шаг. Выиграл выборы, неплохо работает, для жителей своего района делает разные полезные вещи, а городским властям умело портит нервы, что тоже, как подумаешь, не мало. Однако это все, весь его честный труд, — не вполне его уровень (и это, кстати, вызывает уважение тоже). Опыта, понимания того, как система устроена и что с ней не так, у него достаточно для уровня повыше. Но его никто никогда туда не пустит. Ну, совсем никогда, или пока Путин у власти, — это ведь почти одно и то же. У него украли его жизнь, украли то, чего он мог бы достичь, вынудили разменяться на важные мелочи, но все-таки — на мелочи.

Есть у меня — тут не скажешь «добрый приятель», тут аккуратнее надо, очень уж человек серьезный, хоть и веселый, — хороший знакомый. Совсем неразрешимую загадку загадаем, и назовем его Алексеем Н. Тоже рос от уличных акций и дебатов в кафе до политики федерального уровня. Едва не сел в тюрьму и даже собирался в президенты пойти, но не пустили, разумеется. Он, конечно, продолжает биться, как в стену, в российскую действительность, у него даже многое получается. И он за это свое упорство платит серьезную цену: сам тюрьмы избежал, а вот брат его — отсидел. Просто потому, что брат. Как с таким живут? Не знаю, не хотел бы узнать. В ИВС попадает регулярно. Жизнь семьи превратили в ад. И не похоже, что собираются на достигнутом остановиться.

Честно сказать, не знаю, каким бы он был президентом, и не знаю, проголосовал бы я за него, если бы вдруг Земля налетела на небесную ось, в России случились честные и конкурентные выборы, а на выборах нашелся кандидат с более либеральными взглядами. Это не важно, Земля ведь на небесную ось не налетит. Зато он точно был бы отличным лидером настоящей центристской фракции в парламенте, не давал бы коррупционерам жить спокойно, и много приносил пользы.

Но партию его не регистрируют и не зарегистрируют никогда. Ну или пока Путин у власти, а это ведь почти одно и то же. У него тоже украли жизнь, и у близких его, и у тех, кто работает с ним вместе.

Не всем быть героями, и не только из героев состоит политика. И многие, многие молодые люди, которые могли бы в политику пойти, отлично видят, что выбор у них — между превращением в лизоблюда, мычащего стыдные глупости, и вечным лавированием от тюрьмы до воли. То есть, так себе выбор. И не идут в политику, не проживают жизни, которые могли бы прожить. И в чем их упрекнешь? Наоборот, молодцы, могли бы ведь и глупости мычать, есть соблазн.

Есть еще я. Я — верьте на слово — не хочу в политику, не мое это. Но я понимаю: это ведь не только доброго моего приятеля, и хорошего моего знакомого, и всех, кто рискнул пойти в политику, и всех, кто не рискнул, обобрали. Из-за того, что они все не на своем месте, а на их месте как раз мычащие лизоблюды, у нас тут страшные законы, и дикое воровство, и отношения с миром такие, что лучше бы вовсе никаких не было. Украв у них время, не дав им заниматься тем, чем они заниматься хотят и чем заниматься научились, меня обобрали тоже.

Ну, и вас, кстати. Не думайте, что вас это все не касается. Уже коснулось. И пока — только погладило, а дальше будет больше.

Иван Давыдов, «МБХ-медиа»

Оставьте комментарий