«Солнцедар» в Солнцеграде

Ирина Халип
Больше им деньги брать неоткуда.

В начале недели, когда в Минске ввели запрет на ночную торговлю алкоголем, мы с друзьями делали ставки, сколько этот запрет продержится. Выигравших в споре нет. Потому что версию «одни сутки» не высказал никто.

Все говорили о другом, связывая продажу алкоголя с некими политическими событиями. Предполагали, что ночная торговля вернется перед шестыми «выборами» Лукашенко. Или перед новым декретом, отменяющим пенсии или зарплаты. Или во время чумы, репрессий, массовых расстрелов. Но уж никак не завтра.

А назавтра, после отмены решения городской чиновничьей мелочи, коллеги и друзья вновь предались так любимой соотечественниками конспирологии. Мол, Лукашенко специально устроил спектакль с «плохими боярами», чтобы уже на следующий день любители «Крыжачка» могли в тихую осеннюю полночь в ближайшем к магазину дворе уютно устроиться в песочнице, откупорить свежекупленную бутылку и выпить за здоровье мудрого и дальновидного правителя, который чиновникам-людоедам спуску не дает.

И все это было отрепетировано заранее, и даты определены, и официальные сообщения написаны. И вообще что Лукашенко не позволит ограничивать торговлю спиртным, потому что бухой народ – это и есть идеальное стадо, которым можно управлять влёгкую, соблюдая простое правило: вовремя подливать. А еще вспоминали, как однажды такой запрет уже вводили – аккурат летом 2015 года, — а к сентябрю, когда до «выборов» Лукашенко оставался какой-то месяц с хвостиком, суровым приказом и нагаечным посвистом ограничение было отменено, чтобы электорат запомнил, кто делает его счастливым. И, конечно, чтобы воспоминания эти были еще свежи.

Я тоже в 2015 году думала именно так. Возможно, так оно и было. Не исключено, что и сейчас все выглядело бы точно так же, если бы не одно совпадение. Именно в тот день, когда Лукашенко отменил ночной запрет на торговлю алкоголем, в новостях появилась еще одна новость – о том, что компании «Энерго-Оил», подконтрольной бизнесмену Алексею Олексину, государство выделило две с половиной тысячи точек для установки табачных киосков по всей стране. Исполкомы обязаны предоставить места без всяких аукционов, то есть речь идет о деле государственной важности.

И вот когда эти две новости появились, стало ясно: дело тут вовсе не в оболванивании народа дешевым бухлом и не в попытке отделить себя от чиновничьей шелупони, чтобы выглядеть щедрым и великодушным. Просто денег нет. Вот и все. Причем денег уже совсем нет, если после стольких лет борьбы с курением и киосками, сноса привычных с девяностых годов ларьков и запрятывания сигарет в непрозрачные витрины в магазинах государство решило вернуть киоски, да еще и большими буквами написать на них «Табак».

История с алкоголем – из той же серии. В ситуации, когда денег нет, экономика скрипит, как старый ржавый трактор, долги растут, а МВФ с кредитами уходит в дальние края, остается только заполнять бюджет доходами от продажи алкоголя и сигарет. Реформы – это дорого, хлопотно и опасно. А трактор должен скрипеть еще долго, пока тракторист не помрет от старости. Так что вариантов у государства нет.

Наверняка кто-нибудь уже напомнил вождю, что в СССР доходность от продажи спиртного составляла 10 процентов от всех налоговых отчислений в бюджет. И что валюту советской власти приносили нефть и водка, и вон она какая была, советская власть, — уважали и боялись. Ну и, конечно, что пьющий советский народ даже не думал бунтовать, пока зарплаты хватало на выпивку: анекдотами ограничивался. Но это уже так, десерт – приятно, но без крайней надобности.

Так что не удивляйтесь, если вскоре после появления табачных киосков по всей стране к каждому из них будет пристроена еще и маленькая круглосуточная «монополька». Больше им деньги брать неоткуда.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Источник
Реклама
Загрузка...