Сообразили на троих

Дробление бизнеса в целях налоговой минимизации может иметь самые причудливые формы. Это не обязательно выделения/разделения юрлиц. Достаточно выделить отдельные бизнес-процессы – например, оформлять продажу товаров через подконтрольных «ипэшников», применяющих «упрощенку» или единый налог. Однако такие схемы известны и контролерам, так что последствия бывают весьма серьезными.

Например, в феврале безрезультатно закончилась попытка брестского ООО «Т» добиться признания недействительным решения областного управления ДФР КГК о доначислении в бюджет 176,8 тыс. рублей налогов и 22,1 тыс. рублей пеней (постановление Верховного суда от 25.02.2020 по делу № 92-8/2019/203А/155К).

Конфликт начался с внеплановой проверки, в ходе которой были установлены факты занижения ООО “Т” оборотов по реализации товаров с 2014 г. по 1 квартал 2018 г. Доказательства были получены на основании данных бухучета и «объяснений работников ООО «Т», оформленных в качестве индивидуальных предпринимателей Р., Н., П.». В результате предприятию доначислили НДС и налог на прибыль на общую сумму 253,2 тыс. рублей и 31,6 тыс. рублей пени. Одновременно было возбуждено уголовное дело в отношении директора предприятия М. по п. 2 ст. 243 УК.

Проверяющие обнаружили, что предприятие не оприходовало наличную выручку от реализации принадлежащего ему товара. Формально для этого были основания: продавали товар три «ипэшника»: Р на 187,8 тыс. рублей, Н. – 334,1 тыс., П. – 37,0 тыс. Но контролеры сочли, что фактически эти деньги являлись выручкой ООО «Т» и не учитывались им при налогообложении.

Суд установил, что директор ООО получал деньги от реализации товаров от трех помянутых ИП, которые первоначально являлись работниками общества и впоследствии были зарегистрированы в качестве индивидуальных предпринимателей по предложению М. Фактически от своего имени предпринимательскую деятельность не осуществляли, а действовали в интересах ООО. Это было подтверждено объяснениями самих ИП, а также показаниями иных работников общества, опрошенными в ходе расследования уголовного дела. Поэтому суд признал, что фактически выручка поступала в распоряжение ООО, а потому с нее должны были уплачиваться НДС и налог на прибыль в полном объеме.

Подобная схема достаточно популярна в Беларуси. Немало компаний обзаводится своеобразной «товаропроводящей сетью» из нескольких ИП. Те получают товар по себестоимости и продают потребителям гораздо дороже. Некоторым бизнесменам и их консультантам такая схема кажется вполне законной.

Казалось бы, придраться не к чему. ИП, реализующие товар, взаимозависимыми лицами в значении ст. 20 НК не являются. Ограничения, установленные подп. 4.2 ст. 169 и подп. 1.4 ст. 171 НК здесь неприменимы. Зато экономия на налоге на прибыль, НДС и ФСЗН позволяет владельцам компании и ее руководителю получать немалый дополнительный доход. Не в накладе и «ипэшники» – им достается больше, чем зарплата и премия штатного работника. К тому же, можно устанавливать цены несколько ниже, чем у тех, кто подобных схем не применяет.

Все так – если не обращать внимания на то, что основной целью всей конструкции является не производственная необходимость, а исключительно налоговая минимизация. Доказать это не столь уж сложно. Любая проверка обнаружит, что все расходы по приобретению, хранению, транспортировке, рекламированию товара несет фирма, но прибыли от таких операций по данным бухучета почти нет. Фактическая маржа концентрируется у «ипэшников», которые уплачивают минимальные налоги, благодаря особым режимам налогообложения. При этом ИП фактически чаще всего работают как штатные «продажники»: сидят в офисе компании , пользуются ее телефонами и иными средствами связи, иногда и служебным транспортом. Товар отгружается покупателям со склада компании – только договора и накладные оформляются от имени «ипэшников».

Зачастую, собираясь внедрять подобную схему, руководство компании попросту уговаривает сотрудников отдела продаж зарегистрироваться в качестве ИП. Так проще всего: люди знакомые, проверенные, в курсе дела. Именно эта легкость потом облегчает контролерам выявление и доказывание факта уклонения от налогов.

Так и произошло в нашем случае. Легкомысленное применение банальной схемы дробления привела руководителя ООО за решетку, а компанию – к доначислению некогда «сэкономленных» налогов.

Интересно, что в данном деле против компании был использован институт преюдиции, предполагающий освобождение от необходимости повторного доказывания обстоятельств, ранее установленных судом и отраженных во вступившем в законную силу судебном решении.Типа, чтобы лишний раз время по судам не тратить. Правда, в ООО пытались убедить кассационную инстанцию, что выводы судебных инстанций о доказанности получения выручки индивидуальных предпринимателей Р., Н., П. и самого предприятия по результатам рассмотрения уголовного дела в отношении М., ошибочны, так как приговор по нему не имеет преюдициального значения для оценки правомерности начисления сумм налогов за 1 квартал 2018 г. По мнению предствителей ООО, поскольку неуплаченные налоги признаны ущербом и взысканы с М., то нет оснований для их повторного взыскания. К тому же остались невыясненными противоречия в объяснениях и показаниях работников ООО «Т» о том, кому поступали деньги: лично М или предприятию.

Однако сотрудники УДФР КГК были уверены, что обстоятельства, установленные в приговоре директору ООО, вполне годятся и для оценки правомерности исчисления налогов самого предприятия. И все судебные инстанции с таким подходом согласились.

В постановлении Верховного суда отмечено, что согласно ч. 4 ст. 106 ХПК не подлежат доказыванию установленные вступившим в законную силу приговором суда по уголовному делу обстоятельства, имеющие значение для дела, рассматриваемого судом, рассматривающим экономические дела, в отношении совершения определенных деяний и лиц, их совершивших. Не произвели на суд впечатления и доводы представителей ООО о двойном взыскании неуплаченных налогов.

Данная история вполне достойна включения в список примеров нарушений, повлекших корректировку налоговой базы, публикуемых на сайте МНС. Правда, пункты 4 и 5 ст. 33 НК в описываемых решениях судов и постановлении ВС не упомянуты. Но это не суть важно. Гораздо важнее, что подобная схема легко распутывается контролерами, а ее участники мгновенно «раскалываются» и сдают родную фирму и шефа с потрохами.

Полагаю, когда-нибудь критерии “агрессивного налогового планирования” и признаки законной оптимизации будут более-менее ясно сформулированы в каких-либо официальных источниках. Ведь данных для этого достаточно – хотя бы здесь.

Пока же мораль расмотренного случая: пора расставаться с иллюзиями о законности банальных и слишком растиражированных схем налоговой минимизации. В профессии бизнесмена главное – постоянная креативность. Между нами, конечно …

Анекдот в тему:

Проверяющий:

– Я вам покажу, как скрывать доходы и не платить налоги!.

Предприниматель:

– Вот спасибо! Покажите, пожалуйста. А то я уже третий раз попадаюсь…

Леонид Фридкин, lfriedkin.com

Источник: charter97.org.