Султан и аятоллы против царя и сатаны

Аркадий Дубнов

Два первых месяца Двадцатого года сделали мир беременным двумя чуть ли не мировыми войнами, — в месяц по одной.

Обе не родились, слава богу, теперь это можно сказать точно.

И мы теперь приблизительно представляем, как и по какой модели будут заканчиваться подобные кризисы в отношениях между мировыми державами с одной стороны, и региональными державами, с другой.

Первая война, между США и Ираном, закончилась, если вам будет угодно, — выкидышем, едва о ней заговорили после ликвидации американцами в начале января иранского генерала Сулеймани. Аятоллы в ответ громко побряцали оружием, пообещав смертный апокалипсис заокеанскому сатане, и обрушили ракетный удар по военной базе США в Ираке, причинив ей неочевидный урон.

Все. На этом обострение на Среднем Востоке было исчерпано. Стороны, так сказать, раскланялись, расписавшись очередной раз в яростной ненависти друг к другу, и отошли на заранее подготовленные позиции.

Воевать никто не хотел. Издержки войны оказались бы во сто крат опаснее унижения миром. И если Тегерану в известной степени позволили спасти лицо, то кажется очевидным, что унижения ему избежать не удалось. Хотя бы потому, что амбициям аятолл сделать Иран настоящим «полицейским Ближнего Востока» был нанесён непоправимый урон. Впрочем, внутри страны, как показали состоявшиеся на днях парламентские выборы, им удалось значительно консолидировать свой режим.

Вторая война, между Турцией и режимом Асада, воюющим «на плечах» российской военной машины в Сирии, а значит, между Турцией и Россией, могла разразиться в конце февраля после смертных потерь турок от рук асадовцев.

Ответная риторика Эрдогана выглядела неимоверно воинственной, он разговаривал с Путиным так, что казалось, ещё немного и оторвёт российскому царю голову, если тот не уйдёт с дороги.

Чего уж говорить, это было занятно, в Кремле таких слов в адрес своего хозяина не слышали ни разу за последние 20 лет. Но и понятно же было, что султан работает на публику, причём, в основном, на свою, турецкую.

В Москве отреагировали быстро и внятно, публично дав понять туркам, что Асаду было указано на неподобающее поведение. Столкновение же самих российских военных с турками лоб в лоб чревато войной. Эрдоган ответным сигналом сообщил, что воевать с россиянами в Сирии не намерен.

А затем, Анкара уже напротив, с подобающим ситуации достоинством оповестила мир, что зарвавшаяся армия Асада получила по зубам, были сбиты два штурмовика Су-24, уничтожено большой количество сирийской живой силы, бронетехники и другого вооружения. И вообще, турок больше ничего не сдерживает в своих планах в Сирии. И об этом будет однозначно доведено до сведения Путина уже при личной встрече султана с царем.

Так и турки спасли своё лицо после очередного прокси-столкновения с Россией.

Им даже удалось большее, сделав практически неизбежным новое санкционное давление Запада на Кремль из-за его поддержки Асада. Так Москва заплатит за потоки сотен тысяч сирийских беженцев в Европу, которых вынудил туда устремиться Эрдоган.

Другими словами, султан эффектно отыграл свою партию, несмотря на понесённые турками жертвы, вынудив российского царя признать себя равным ему властелином.

Ирану в противостоянии с Америкой такое даже не снится.

(Катастрофы, жертвами которой сегодня оказались иранцы из-за обрушившегося на них коронавируса, мы здесь касаться не будем…)

В итоге, кстати, вырисовывается новая силовая линия на Ближнем Востоке.

Не окажется ли замена слабеющего Ирана на усиливающуюся Турцию в регионе на фоне возможно разваливающейся Сирии всех устраивающим феноменом?

В первую очередь, это относится к Израилю.

Но там будут думать об этом, придя в себя после проведения завтра, 2 марта, очередных внеочередных парламентских выборов.

Аркадий Дубнов, «Фейсбук»

Источник: charter97.org.

Загрузка...