«Участковый выстрелил в воздух – вбежали собаки и нас сбили с ног»

Суд в Бресте рассматривает конфликт местного жителя с милицией.

27 ноября в Бресте начался суд над 35-летнем Сергеем Яросем, который обвиняется в насилии в отношении сотрудников органов внутренних дел. Оказавшийся на скамье подсудимых брестчанин своей вины не признает и настаивает, что не он бил милиционеров — они его, сообщает tut.by.

Сергея Ярося в зал суда доставили под конвоем — с 15 октября он находится в следственном изоляторе. По другую сторону решетки сидит 30-летний друг Сергея Александр Гутько, который также проходит обвиняемым, но под стражу не заключался.

В качестве потерпевших на суде выступают двое сотрудников Ленинского РОВД Бреста: участковый Георгий Осинкин и милиционер-водитель оперативно-дежурной службы Юрий Матвийчук.

Инцидент, который послужил поводом для судебного разбирательства, произошел 11 сентября прошлого года. В тот день Сергей с друзьями отдыхал на своем придомовом участке в частном секторе Бреста. Компания расположилась за столом у забора в дальнем углу территории: жарили шашлыки, разговаривали, выпивали. Около 18.00 соседка Сергея вызвала милицию, пожаловавшись на громкую музыку.

«Положил на плечо бревно и ударил, как копьем»

Потерпевший участковый Георгий Осинкин в суде рассказал, что 11 сентября приехал вместе с милиционером-водителем Юрием Матвийчуком к дому Сергея Ярося из-за жалобы соседки на громкую музыку. После разговора с обратившейся на «102» женщиной они подошли к воротам Сергея.

— Калитка была открыта. Мы стучали, но никто не реагировал, и мы вошли, — объяснил участковый.

По воспоминаниям милиционера, общение с отдыхающими не задалось: на их вопросы собеседники отвечали вызывающе, порой — нецензурно. Матвийчук фиксировал происходящее на камеру мобильного телефона, что возмутило молодых людей.

— Ярось подошел к Матвийчуку и нанес ему один удар по руке, выбивал мобильный телефон из рук, а потом грудью пытался закрыть камеру мобильного телефона. В это же время Гутько подошел ко мне, взял меня обеими руками за форменное обмундирование: одной рукой за воротник, второй — за нагрудный карман. Я попытался вырваться, но не получалось, и меня стали спиной выталкивать к калитке. Я все-таки вырвался из хвата, развернулся и получил толчок в спину. Я вместе с Матвийчуком шел в сторону забора и через несколько шагов меня опять толкнули. Нам пришлось покинуть территорию, — рассказал Георгий Осинкин.

За воротами участковый позвонил в дежурную часть и попросил прислать помощь. Через несколько минут на место приехал наряд департамента охраны.

— Подойдя снова к забору, я постучал несколько раз и потребовал, чтобы открыли калитку — она на этот раз была закрыта. В ответ с другой стороны была слышна нецензурная брань. Музыка по-прежнему играла. Мы стучали-стучали, но никто не открывал. Тогда я залез на забор и потребовал, чтобы открыли калитку. На что Ярось сказал, что если я перелезу, то он меня ударит. Там, конечно, было с нецензурной бранью. То есть, он мне действительно угрожал. Но я даже не успел ни перелезть, ни слезть, а мне уже последовал удар брусом.

По словам участкового, когда он висел на заборе, Сергей Ярось взял брус и нанес ему «толчковый удар» в бок.

— Что значит толчковый? — уточнил судья.

— Положил на плечо брус и ударил, как копьем, — объяснил потерпевший.

После этого участковый перелез через забор на участок Ярося. Тогда обвиняемый бросил в него тем самым брусом, который держал в руках. Балка попала Осинкину по левому предплечью и плечу. Затем Ярось взял деревянную палку.

— Я достал оружие, направил в их сторону и приказал оставаться на местах. Но они по-прежнему двигались в мою сторону. Тогда я произвел выстрел в воздух. После выстрела я снова сказал, чтобы все оставались на местах. К тому времени сотрудники департамента охраны смогли зайти на территорию, — объяснил Осинкин.

Затем милиционеры задержали Ярося, Гутько и Богуша.

На уточняющие вопросы адвокатов обвиняемых участковый отвечал местами сбивчиво. Некоторых деталей произошедшего он на суде не смог вспомнить, а противоречия с показаниями, которые давал ранее, объяснил стрессом, а также давлением и предвзятостью со стороны следователя, которому изначально доверили расследование дела.

— На домовой территории Ярося, когда на меня оказали действительно сильное давление при даче показаний на месте, я обратился в управление с жалобой, а также приложил запись своего допроса, где в отношении меня следователь выражается нецензурной бранью. Это все доказано. Следователь был отстранен от ведения дела, — рассказал потерпевший.

«Мы увидели, что сотрудник милиции снимает все на видео»

Обвиняемые с такой версией развития событий не согласны. По словам Сергея Ярося, с соседкой, которая обратилась в милицию, у него сложились натянутые отношения и она не раз звонила в различные инстанции с жалобами на него:

— Я разжег мангал — она вызывает МЧС. Мне привезли песок — вызвала санстанцию. Ставлю еду в микроволновку разогревать — вызывает милицию…

11 сентября Сергей с друзьями на своем участке жарил шашлыки. Из подключенной к ноутбуку маленькой колонки играла музыка.

— Мы сидели спиной к калитке. В какой-то момент заметили, что к нам подходят сотрудники милиции. Они пояснили, что соседка вызвала милицию из-за того, что у нас громко играет музыка, — рассказал Сергей.

Обвиняемый объяснил милиционерам, что к нему никаких жалоб от соседей не поступало, музыку он слушал на своем участке в дневное время, поэтому сути претензий не понимал.

— На что сотрудники милиции мне сказали: «Раз ты такой умный, значит сейчас тебя заберем с собой в Ленинский РОВД и там будем разбираться». В это время другой сотрудник (Матвийчук) начал снимать на свой мобильный телефон. Я им сказал: «Ребята, мы здесь собрались не для того, чтобы какие-то конфликты у нас были. Мы все взрослые люди. Если играет для кого-то музыка громко, то я пойду и выключу музыку». Потом мы увидели, что сотрудник милиции снимает все на видео.

Мы опять возмутились: «Почему вы снимаете? Мы сидели за воротами, двухметровым забором, никого не трогали, ничего не нарушали, а вы к нам пришли, говорите, что громко играет музыка и снимаете на видео. При этом никто не предупреждал о видеосъемке», — объяснил обвиняемый.

В суде Сергей рассказал, что попытался рукой закрыть камеру мобильного телефона милиционера, а затем еще раз попросил их покинуть участок. Обвиняемый подчеркнул, что никто из них насилия к сотрудникам ОВД не применял. Когда участковый с водителем ушли за ворота, Сергей пошел выключить музыку:

— Я убрал колонку, сложил ноутбук. Богуш поднялся со мной домой, а Гутько остался на улице.

Через некоторое время Богуш в окне заметил участкового, который сидел на соседском заборе.

— Я вышел на улицу, пошел в сторону калитки. Не дошел метра 3−4, калитка открылась — и вбежали сотрудники департамента охраны в масках, с автоматами и в бронежилетах. Мне брызнули из баллончика в лицо. В это время прозвучал выстрел. Далее я ничего не видел, так как мне заломали руки, положили на землю и начали избивать — поломали мне три ребра, — объяснил Сергей.

Виновным в насилии в отношении сотрудника органа внутренних дел Сергей себя не считает. В суде он подчеркнул, что не наносил ударов сотрудникам милиции. Обвиняемый предположил, что Осинкин мог получить повреждения, когда спрыгнул с забора к нему во двор — под оградой стояли ящики со строительным мусором, на которых лежали деревянные брусья.

— Ширина ящиков около 60 сантиметров. Двухметровый брусок на нем выступал в обе стороны. Спрыгнув с забора, участковый мог наступить на один конец этого бруска, а вторым его ударило — они лежали на ящиках, как качели, — говорит Сергей.

«Если мы будем им перечить, то нас просто заберут с собой в отделение»

Второй обвиняемый, Александр Гутько, в суде обрисовал похожую картину. По его словам, 11 сентября прошлого года они не нарушали общественного порядка, поэтому и возмутились, что милиционеры без приглашения пришли на участок Сергея.

— Они нам пояснили, что получили на нас вызов из-за громкой музыки. Мы сказали: «Ну вы же слышите, как она играет — довольно умеренно». Они нас начали оскорблять: «Вы нас учить будете, как нам работать!» Мы стали возмущаться, говорить, что мы отдыхаем днем, на частной территории — и никому не мешаем. Они нам начали высказывать свое недовольство в довольно неприятной форме. Дескать, если мы будем им перечить, то нас просто заберут с собой в отделение, — рассказал Александр Гутько.

Обвиняемый подчеркнул, что во время общения Матвийчук достал мобильный и без предупреждения начал снимать видео, что также возмутило парней. Разговор был напряженный, но стороны все-таки пришли к консенсусу: Сергей пообещал выключить музыку, а милиционеры ушли за забор. Через несколько минут Александр, который остался на улице, услышал стук в ворота. Обвиняемый побежал в дом, чтобы сообщить об этом Сергею. Когда Александр вышел во двор, он увидел на заборе участкового:

— Одна нога у него была на нашей стороне, вторая — на улице. Мы начали возмущаться. Тот [участковый] достал пистолет, сказал нам: «Стоять». После этого произвел выстрел в воздух. И все. Ворота открылись: то ли их выбили, то ли кто-то их открыл… Вбежали собаки, нам в глаза попшикали [баллончиком], сбили с ног, — рассказал Александр.

Своей вины в насилии в отношении сотрудников органа внутренних дел Александр также не признает.

— Никто их не трогал.

Суд продолжается

После задержания парней доставили в РОВД. Ночь они провели в камере, а на следующий день их привезли в суд, который признал всех троих виновными в мелком хулиганстве и назначил каждому по 230 рублей штрафа. Как указано в постановлении, парни в состоянии опьянения из хулиганских побуждений выражались нецензурной бранью, беспричинно кричали, громко слушали музыку, на замечания не реагировали.

После суда их вновь отвезли в Ленинский РОВД, а затем отпустили. В тот же день Сергей Ярось обратился за медицинской помощью в больницу с жалобой на травмы, которые, по его словам, нанесли ему милиционеры при задержании.

По заключению эксперта, Сергей получил менее тяжкие телесные повреждения (по признаку длительности расстройства здоровья — на срок не более четырех месяцев). У него диагностировали переломы двух ребер слева и одного справа, а также кровоподтеки и ссадины на голове, торсе, руках и бедрах.

Спустя более чем полгода после задержания, 7 мая 2018-го, Брестский межрайонный отдел Следственного комитета возбудил уголовное дело за превышение власти или служебных полномочий, сопряженное с насилием.

Согласно постановлению о возбуждении уголовного дела, неустановленные лица из числа сотрудников ОВД администрации Ленинского района Бреста и Ленинского отдела Департамента охраны МВД, явно выходя за пределы прав и полномочий, умышленно, без какой-либо служебной необходимости, путем нанесения многочисленных ударов ногами по различным частям тела применили насилие к Сергею Яросю, повлекшее причинение менее тяжких телесных повреждений.

Подозреваемыми признали участкового Осинкина, милиционера-водителя Матвийчука, а также их коллегу, который участвовал в задержании.

Уголовное дело о превышении служебных полномочий милиционерами до суда не дошло. Его прекратили 30 сентября 2018 года «за отсутствием состава преступления».

Яросю и Гутько повезло меньше. Сейчас они обвиняются в насилии и угрозе применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел в целях воспрепятствования его законной деятельности. Санкция статьи предусматривает арест, до пяти лет ограничения свободы или до шести лет лишения свободы.

Рассмотрение уголовного дела продолжится в суде Ленинского района Бреста.

Источник