В Идлибе пока навоевались

Фото: Getty Images

Несмотря на то, что президенты России и Турции почти 6 часов вели переговоры в Москве, конечный результат оказался не слишком впечатляющим: прекращение огня по фактически существующей линии соприкосновения в северо-западной провинции Идлиб. Нет соглашения о разведении сторон, о создании демилитаризованных зон и появлении каких-либо наблюдателей за перемирием. Собственно линия соприкосновения, ставшая линией прекращения огня, не согласована и не обозначена на местности.

Такое перемирие долго держаться не может по определению. На подобные временные соглашения обычно идут не главы государств в Кремле, а полевые командиры — чтобы собрать трупы с поля битвы и оказать помощь раненным. Эрдоган с Путиным еще договорились начать с 15-го марта совместное патрулирование трассы М4 в той части провинции Идлиб, что до сих пор контролирует сирийская оппозиция, и чтобы вдоль трассы была «зона безопасности» с двух сторон. Совместное российско-турецкое патрулирование уже проводится на северо-востоке Сирии вдоль границы с Турцией в соответствии с сочинским меморандумом от 22-го октября 2019-го года. Там тоже проходит трасса М4 — до иракской границы. С российской стороны в совместном патрулировании участвуют специально сформированные «мусульманские» части военной полиции. В феврале, когда из-за столкновений в Идлибе резко обострились отношения с Москвой, турки отказались от совместного патрулирования на востоке Сирии, но за пару дней до саммита в Москве передумали.

Турция ввела в Идлиб значительные силы, чтобы остановить наступление правительственной Сирийской Арабской Армии (САА) и её союзников. По оценке нашего Минобороны — «ударную группировку, численностью с механизированную дивизию». По турецким источникам — до 20 тыс человек. Но в прямые столкновения с САА турецкие регулярные войска не вступали, а лишь наносили прицельные воздушные, артиллерийские и ракетные удары в поддержку боевиков из «Хайат Тахрир аш-Шам» (ХТШ) и других радикальных группировок, а также Сирийской национальной армии (СНА), которую турки сформировали на основе так называемой Свободной сирийской армии (ССА). Когда в Сирии в 2011 году началось народное восстание против режима Башара Асада, то многие офицеры и рядовые дезертировали из САА и создали ССА, которая считалась «умеренной» и секулярной. Сейчас в СНА тоже почти сплошь — исламисты.

Сирийская оппозиция побеждала в гражданской войне, несмотря на вторжение в страну мощной группировки ливанской Хезболлы и других шиитских формирований, нанятых и вооруженных Тегераном, вплоть до сентября 2015-го года, когда там появилась российская группировка. Под непрерывным градом бомб, ракет и снарядов сирийская оппозиция терпела поражение за поражением. Исламисты окапывались в горах и городах, фанатично сопротивлялись, но это только откладывало неизбежный конец — вплоть до 27-го февраля 2020 года, когда, как полагают в Турции, пара сирийских истребителей-бомбардировщиков Су-22 отбомбились по турецкой военной колонне в южной зоне Идлиба, а когда турецкие солдаты укрылись от налета в подвале придорожного строения, его накрыл высокоточной (корректируемой) полуторатонной бетонобойной бомбой с лазерным наведением КАБ-1500 российский бомбардировщик Су-34. Погибло по меньшей мере 36 турецких солдат (по другим сведениям от 55 до 70). Наше Минобороны отрицает участие в налете. Путин во время саммита с Эрдоганом многократно публично выражал соболезнования «всему турецкому народу» и утверждал, что никто, мол, не знал, что это были турки. В Анкаре также решили официально возложить всю вину на асадовскую САА и нанесли серию мощных ударов в рамках операции «Весенний щит».

Как заявил во время саммита в Москве Путин, «У сирийской армии серьезные потери». За несколько дней было сбито 3 боевых самолета и 8 вертолетов, уничтожены сотни единиц различной тяжелой техники, убиты сотни бойцов. Понесли потери Хезболла и иранцы из сил специального назначения «Кудс» Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Впервые у оппозиции появилась мощная и эффективная огневая поддержка и даже определенное превосходство в воздухе за счет массового применения ударных турецких беспилотников. Сирийскую ВВС САА, боеспособность которой наши восстановили с таким трудом и расходами, турецкие F-16 выгнали из неба Идлиба. У оппозиции появились ПЗРК FIM-92 Stinger, которые турки массово производят по лицензии. Было сбито несколько вертолетов, а самолеты ВКС, которые продолжают летать над Идлибом, теперь боятся летать ниже 5 км, что существенно снижает эффективность боевой работы.

Турки объявили, что ввели в Идлиб, но пока не применяли, новейшие ЗРК «HİSAR» собственной разработки, которые могут сбивать российские (и сирийские) самолеты на любой высоте.

Сирийская оппозиция, прижатая уже к окраинам города Идлиб, провела серию контрударов на юге Идлиба и на центральном участке фронта. Оказалось, что турецкие ВС технологически во многих важных компонентах превосходят российских коллег, прежде всего в системах РЭБ (радиоэлектронная борьба) и в ударных беспилотниках (которые в России делать так и не научились, а у Израиля купить не получилось — Вашингтон запретил). Если бы турки двинули вперед всю группировку, что ввели в Идлиб, то САА и её союзники были бы разбиты. За пару дней до начала перемирия российские советники сумели собрать боеспособные части и вновь занять Саракиб — стратегически важный город на пересечении шоссе М4 и М5. Не имеющая собственного тяжелого оружия оппозиция отошла, но только когда в Саракиб вошли части Хезболлы, иранцы из КСИР вместе с проиранскими шиитскими иностранными боевиками, а также подразделение российской военной полиции.

Перемирие, утвержденное на саммите в Москве в целом держится потому, что у всех (кроме турок) силы и резервы кончились. Турки дальше углубляться в Сирию, похоже, не намерены, но и выводить из Идлиба войска не собираются. Заставить турок уйти или зачистить Идлиб от вооруженной оппозиции, пока она пользуется турецкой артиллерийско-ракетной и воздушной поддержкой, ни САА, ни её союзники, ни российская группировка не в состоянии.

Похоже, идлибское противостояние переходит в перманентно-застойную фазу вроде донбасского, где сирийская оппозиция играет роль «ДНР/ЛНР», а Турция — роль РФ. То есть, понятно, что наступившее в Идлибе затишье долго не продлится и что попытки политически разрешить сирийский конфликт будут, наверное, столь же успешны, что и переговоры в Минске по Донбассу. Асад объявил в интервью российскому телеканалу, что Идлиб непременно должен быть «освобожден», невзирая на турецкие возражения, а потом, победоносно закончив гражданскую войну на западе Сирии, надо направить САА на восток, где небольшой контингент американских оккупантов контролирует основные сирийские нефтяные и газовые месторождения. Но пока турецкая группировка остается в Идлибе, а турецкие пушки поддерживают отряды СНА, ХТШ и прочих, ничего зачистить у Асада не получится.

Асад бросил все силы на зачистку Идлиба несмотря на высокий риск прямого столкновения с турецкой военной машиной потому, что ждать не может.

Хотя гражданская война почти выиграна, и оппозиция разбита практически повсеместно, режим Асада экономически и финансово трещит по швам.

Города в руинах, и экономика разрушена. Сирийский режим последние 9 лет держался за счет массированных российских поставок вооружений, техники и прочих припасов, а также иранских нефтедолларов. Но из-за введенных Дональдом Трампом санкций деньги в Тегеране кончились практически совсем: нефтяной экспорт снизился в 4-5 раз да ещё цены на нефть упали. Москва, при всей любви к Асаду, заменить полностью Иран и содержать Сирию, как Донбасс, не готова.

Одна у Дамаска надежда — зачистить Идлиб и объявить о победном окончании войны. Тогда можно надеяться на какую-то программу финансирования реконструкции от китайцев, от нефтяных шейхов, от Европы, где в случае официального окончания войны и начала реконструкции, сирийцы автоматически утрачивают статус беженцев и становятся экономическими мигрантами, и их можно законно высылать. А пока в Идлибе хоть как-то держится оппозиция, никакой помощи не будет, кроме гуманитарной. В стране нарастает финансовый хаос. Сирийский фунт превращается в фантики: за один доллар дают больше тысячи. Если ещё подождать в той же позиции, то в «освобожденной» части Сирии начнутся бунты или новая революция. Потому, как только САА залижет раны после турецкого погрома, перемирие в Идлибе закончится. Воспрявшая духом, с турецкими пушками за спиной сирийская оппозиция и всякого рода исламисты тоже будут осваивать новую технику и готовиться к следующему раунду. В Москве, похоже, надеются, что Эрдоган забоится русской мощи, одумается и сдаст Идлиб. Но об этом раньше надо было думать, всерьез договариваться и предлагать правильную цену до того, как пролилась турецкая кровь.

Павел Фельгенгауэр, «Новая газета»

Источник: charter97.org.

Загрузка...