В КГБ каждый третий занимается оппозицией

Чтобы не попасть на крючок КГБ, важно не бояться отстаивать свои права.

На днях бывшая секретарь профсоюза РЭП Юлия Юхновец призналась, что с 2015 сотрудничала со спецслужбами. В демократических странах наличие агента госбезопасности в независимом профсоюзе вызвало бы большой скандал и отставки. В Беларуси же вспоминают, что это далеко не первое свидетельство тотальной слежки.

Юхновец во время суда призналась, что работала на комитетчиков за финансовое вознаграждение.

«Для меня сюрпризом было, что она вот так неожиданно публично призналась, даже в том, что еще получала какие-то деньги», – говорит в интервью «Белсату» председатель профсоюза РЭП Геннадий Федынич.

Вот так хрупкая девушка занималась отнюдь не безобидными вещами.

«Думаю, если говорить о приоритетах спецслужб, то сегодня они в первую очередь обращают внимание на молодых людей», – говорит политик Анатолий Лебедько.

Сотрудничество с Комитетом не начинается с повестки в желтое здание на проспекте Независимости. Офицер КГБ может застать вас врасплох в любом другом месте.

Неприметный мужчина начинает расспрашивать о твоих взглядах и друзьях. После чего может коварно предложить помощь в жизни. Или шантажировать.

Так, еще осенью 2001 года был записан телефонный разговор, в котором, предположительно, офицер КГБ шантажирует и угрожает гомельскому активисту «Зубра» Андрею Зайцеву, не хотевшему сотрудничать с КГБ. 20 декабря 2001 года Андрея Зайцева нашли повешенным. Символично, погиб он в День чекиста. Коллеги активиста до сих пор считают, что это не случайность.

В прошлом году обширные показания о методах КГБ дал Сергей Васильев. Мужчина был секретным сотрудником более 20 лет.

«Я не видел в этом ничего плохого. Я хотел работать в милиции, меня не взяли. Я подумал, что, может, таким образом смогу делать хорошие вещи», – говорил Васильев.

Вот только ничего хорошего не получилось. В результате Васильев был вынужден переключиться на оппозиционеров и размещать пасквили на сайте «Гомель-бест». А офицер КГБ советовал ему добавлять оборотов за счет пророссийских публикаций на тему Донбасса.

Долгое время секретный сотрудник встречался с агентами, получал в конверте новые суммы, наводки и задачи. А потом в какой-то момент уехал жить в Польшу и публично признался в сотрудничестве.

«Я думаю, что мы недооцениваем весь масштаб этой проблемы. Если принять к сведению слова Александра Лукашенко, что КГБ – это более 15 тысяч сотрудников, это означает, что из них ежедневно треть работает с активистами политических организаций», – говорит политик Анатолий Лебедько.

Что же делать, если на вас начинают давить? Единственным ответом на попытки вербовки может быть открытое признание.

«Если вас пытались вербовать, то лучше говорите об этом публично. В этом нет ничего предосудительного. Иначе они найдут пути воздействовать на вас», – говорит журналист Евгений Меркис, которого пробовали вербовать.

Еще один важный момент – страх. Чтобы не попасть на крючок КГБ, важно не бояться отстаивать свои права. Ведь никакой закон не может принудить человека к сотрудничеству со спецслужбами, которые сами, как видно из признаний, нарушают Конституцию.

Источник