«Власть уничтожает следы информации»: российский ученый рассказал о радиационной угрозе

Александр Юфряков
Кто попадает в зону риска после взрыва под Северодвинском?

Радиационные последствия взрыва на военном полигоне под российским Северодвинском представляют угрозу прежде всего для населения, проживающего у морского побережья и вдоль русла реки, а также специалистов по дезактивации, работающих на месте происшествия. Об этом в беседе с Newsader рассказал проживающий в Архангельске кандидат физико-математических наук, математик Александр Юфряков.

«Непосредственная опасность грозит жителям прибрежных сел, которые находятся недалеко от Неноксы, а также ликвидаторам», – сказал он в телефонном разговоре с журналистами.

По словам ученого, в Белом море взорвалось «компактное ядерное устройство», из чего следуют два вывода: во-первых, общий объем выброшенных изотопов невелик; во-вторых, основная их доля была поглощена водой и впоследствии была разнесена течением. В то же время в воздух, считает он, была выброшена сравнительно небольшая масса радиоактивных элементов, которая могла мигрировать через осадки.

«Надо отследить это радиоактивное облако и обследовать зоны, где прошли дожди», – рекомендует эксперт.

Счетчики Гейгера не подойдут

Специалист подчеркнул, что стандартные счетчики Гейгера, которые граждане могут приобрести в магазинах, не способы обнаруживать весь спектр радиоизотопов.

«Бытовые дозиметры не рассчитаны на обнаружение слабого бета-фона, который может образоваться при происшествиях такого типа», – пояснил он, заметив, что выполнить эту задачу способны лишь профессиональные радиологи со специализированным оборудованием.

На вопрос о том, задействованы ли такие ресурсы архангельскими властями, наш собеседник сказал утвердительно, однако указал на секретный характер проводимых измерений. «У нас работает несколько таких автомобилей. Мы не знаем, в каком режиме и с какой целью», – следовал комментарий.

По его словам, медики пока имеют смутные представления о том, какое влияние на здоровье оказывает слабое излучение, действующее на протяжении длительного времени.

«Более или менее понятны эффекты больших доз. А что будет, если облучение организма происходит небольшими дозами, но длительно?» – сказал он, добавив, что «практически невозможно будет доказать» связь аварии под Северодвинском с возможными онкологическими заболеваниями, которые могут возникнуть у людей через несколько лет.

В качестве примера такой ситуации он назвал выявление у одного из врачей, занимавшихся обследованием пациентов с полигона, радиоактивного изотопа цезия-137, период полураспада которого составляет 30 лет. Это означает, что данный элемент будет оставаться в организме фактически на протяжении всей жизни, полагает математик.

«Власть уничтожает следы информации»

«Недостаток информации вызывает всякого рода панические настроения. К сожалению, власть всячески скрывает и уничтожает следы информации», – констатировал специалист, напомнив о взятых с врачей архангельской больницы подписок о неразглашении, а также заражении медиков и самой клиники из-за отсутствия предварительных мер по дезактивации.

Ученый обратил внимание на практически полное отсутствие официальных сведений о мерах по расчистке радиоактивной зоны. «Нет информации, на какой стадии находятся работы по ликвидации. Подняты ли на поверхность со дна источники радиации – обломки? Выбран ли радиоактивный грунт под местом взрыва?» – сказал он, добавив, что, если этого не было сделано, радиоактивные предметы могут продолжить загрязнять водный район.

В этом случае угрозу могут представлять употребляемые в пищу местные морепродукты, объяснил специалист, напомнив, в частности, про действующий Архангельский водорослевый комбинат, чистота продукции которого теперь тоже не гарантирована: ламинарии прекрасно впитывают радиацию, указал математик.

«Рыбу никто не останавливает. Она пройдет через загрязненные зоны и, преодолев пищевые цепочки, в конце концов окажется в организме людей», – заявил он, отметив, что в зону риска попадает обширная подводная территория, простирающаяся вплоть до Соловецких островов. Весь этот регион, считает эксперт, нуждается в изучении на предмет радиоактивности.

В то же время он полагает, что распространяемые слухи о «порыжевших» якобы из-за радиации растениях не имеют под собой оснований: для достижения такого эффекта, считает он, должен был бы произойти радиоактивный выброс, который по мощности не сопоставим с недавним происшествием в Белом море.

Хаотично и безграмотно

Действия представителей Минобороны, направленные на предотвращение последствий, наш собеседник назвал «хаотичными и неграмотными».

«Как можно бросить радиоактивные понтоны на берегу, а не в зоне полигона? Их надо немедленно транспортировать и деактивировать. Это совершено непрофессионально и безответственно», – заявил он, комментируя фотографии плотов, которые использовались при испытаниях ядерного устройства и после взрыва в Белом море были волнами прибиты к берегу.

Особенное беспокойство Юфрякова вызывает тот факт, что гражданское население не было предупреждено о предстоящем тестировании ядерного устройства, несмотря на то, что сами военные заранее предвидели возможный аварийный исход эксперимента: об этом свидетельствует предварительно доставленное к месту тестирования судно «Серебрянка», которое предназначено для сбора радиоактивных отходов.

«Ракетный полигон в Неноксе существует давно. Там всегда испытывали ракеты, но никогда – ядерные устройства. Это совершенно иной уровень опасности. Я считаю, что это преступление – испытывать ядерные устройства военного назначения вблизи крупных городов», – заключил он.

В связи с этим ученый обратил внимание на разговор жителей Неноксы с военнослужащим, которым, по данным Радио Свобода, является командир воинской части 09703 капитан Владимир Босый. В ходе этой беседы, снятой на скрытую камеру одним из участников встречи, представитель Минобороны России заявил, что испытания ядерного устройства на военном полигоне под Северодвинском проходят не в первый раз.

8 августа на военном полигоне под Северодвинском взорвался, как сообщало Минобороны, «жидкостный двигатель». В результате происшествия погибли пятеро специалистов Росатома и двое военных. Российские ученые заявили об испытании ядерного устройства. Росгидромет установил, что радиационный фон в Северодвинске в течение нескольких часов после взрыва ядерного устройства превышал норму в 4-16 раз, а позже ведомство объявило о выявлении в районе катастрофы»короткоживущих техногенных радионуклидов бария и стронция». Эта информация соответствует сведениям, первоначально представленным на сайте северодвинской администрации. Позже власти Северодвинска удалили информацию о скачке радиации, объяснив, что «ситуацией занимается Министерство обороны Российской Федерации». Минобороны с самого начала отрицало факт радиоактивного заражения.

Президент Владимир Путин позже поддержал это утверждение, заявив о том, что «никакой угрозы там нет, и никакого повышения фона там тоже не существует». Врачи Архангельской областной больницы пожаловались на то, что их не предупредили о радиоактивном характере пациентов, которых им предстояло обслуживать.