Вопрос к Лукашенко

Зачем устанавливать показатели, которые не выполняются?

В январе — августе 2019 года ВВП увеличился на 1,1 % по сравнению с аналогичным периодом 2018го. Данный показатель далек от запланированного правительством 4-х процентного роста.

Конечно, никакие угрозы Лукашенко разогнать правительство не помогут достигнуть намеченного показателя до конца года. На протяжении последних лет такие угрозы звучали много раз. Результат один и тот же: замедление экономики продолжается уже несколько лет. Это происходит из-за отсутствия реформ, а те зависят не от правительства, а от Лукашенко.

Поэтому, когда Александр Лукашенко заявляет, что разгонит правительство, он как бы забывает, что сам дает установку экономическим властям, утверждает программу, указывает правительству не изменять ее и твердит, что надо быть исполнительными. Если глава государства не позволяет реформировать экономику, то чего он может требовать?

Есть программа реформирования экономики. В нее входит в том числе реформа налогообложения. Налоги необходимо снижать, а они повышаются.

На протяжении многих лет мы фиксируем огромные убытки государственных компаний. Это один из самых болезненных вопросов для Беларуси. Непонятно, зачем содержать убыточные госпредприятия и наращивать на них объемы выпуска продукции, если она не продается на внутреннем и внешнем рынках по рентабельным ценам. К тому же пора устранить перекосы, когда калийный комбинат получает огромную прибыль, которая затем расходуется на покрытие убытков других крупных государственных компаний.

Целевая программа давно не выполняется — двадцать лет наблюдается одно и то же. Конечно, стабильность есть, но это стабильность на грани стагнации. Экономика не развивается.

Зачем устанавливать показатели, которые не выполняются? Это тоже вопрос к Лукашенко. У нас все зависит от того, как назначается правительство. На самом же деле нужно, чтобы тот, кто назначается, выдвигал программу преобразований, которая приведет к росту ВВП не на 2 %, а на 5 %, к существенному повышению производительности труда и т. д. Причем такая программа должна быть выдвинута командой профессионалов, например, премьером и его окружением. Однако у нас этого не происходит. Лукашенко просто назначает отдельных лиц в правительство и ни с кем не согласовывает их кандидатуры. В результате не глава правительства выдвигает программу и предлагает команду, которая обеспечит выполнение данной программы, а Лукашенко. Значит, он и должен нести за нее ответственность, однако этого почему-то не происходит.

Я тоже считаю, что нынешние показатели и то, что предлагало правительство на следующий год, — это очень скромный рост. Чтобы достигнуть желаемого эффекта, следует сформировать другие подходы. Нынешний стиль управления и произвольное назначение членов правительства обусловливают соответствующие результаты.

Естественно, предложенные показатели на 2020 год никак нельзя назвать завышенными. Они занижены. Однако реформы все равно необходимы. Для Беларуси с ее экономикой, низким уровнем дохода граждан, производительностью труда и т. д. нужно, чтобы внутренний валовой продукт и производительность повышались на 5—7 % в год. Тогда нам будет куда проще догнать соседей — Польшу, Литву, Латвию.

Чтобы исправить положение, нужно провести конкурс программ, которые помогут обеспечить выход на 5—7-процентный рост экономики и существенно увеличить внешние и внутренние инвестиции. Выбранная в ходе конкурса программа должна быть обязательно воплощена в жизнь командой профессионалов, разработавшей ее и одобренной не одним человеком.

Пока наблюдается крайне неразумное управление экономикой. Не думаю, что Лукашенко этого не понимает. Видимо, все делается для того, чтобы не ухудшилась стабильность. Ведь она все-таки сохраняется, а экономика в целом существенно не проседает. По крайней мере пока. В результате ручными методами управления обеспечивается стабильность, а не развитие.

Станислав Богданкевич, «Белорусы и рынок»