Здоровье белорусов хуже, чем у соседей из ЕС

Несвобода отучивает человека отвечать за себя.

Белорусы отстают по показателям здоровья от западных соседей, пишет читатель nn.by, врач Сергей Кондричин. Проблема не нова, она проявилась в конце 60-х, задолго до Чернобыля и господства химии в продуктах питания.

Сегодня наиболее аргументированной выглядит идея о комплексном, социально обусловленном характере этой проблемы и основной причиной считается длительное воздействие особых социокультурных, психосоциальных, а уже потом и экономических факторов.

Ниже представлены данные о различиях уровня смертности в разных социально-культурных группах в Беларуси и Чехии.

Таблица. Коэффициенты смертности по отдельным возрастным группам мужчин и женщин в Беларуси и Чехии* (на 1000 человек соответствующей возрастной группы) в 2010 и 2015 годах

2010 2015 Отношение показателей
Беларусь Чехия Беларусь Чехия
Возростная группа муж. жен. муж. жен. муж. жен. муж. жен. муж. жен.
40—44 8,9 2,4 2,3 1,1 5,8 1,8 1,9 0,9 3,1 2,0
45—49 3,4 3,4 3,7 1,9 8,8 2,6 3,3 1,6 2,7 1,6
50—54 18 5,1 7,1 3,1 12,8 3,7 5,4 2,6 2,4 1,4
55—59 25,7 8,5 10,8 4,8 19,3 6,1 9,2 4,2 2,1 1,5
60—64 39,4 12,0 18,6 7,7 31 9,2 16,4 7,1 7,1 7,1
65—69 52,2 19,0 26,9 12,7 40,6 14,9 24,7 11,8 1,6 1,3

Предложения по совершенствованию деятельности государственных органов в области здравоохранения ограничены. И дело здесь не в декларативном или косметическом характере предлагаемых инициатив: по своей сути они не затрагивают главного — индивидуальной мотивации (без которой невозможно обращение сознательной личности к проблеме своего здоровью) или рассматривают стремление к здоровью как нечто «естественное», независящее от обстоятельств жизни конкретного человека. Так же абсолютно «очевидной» чиновниками представляется польза от предлагаемых протокольных мероприятий (например, тех, что приравнивают политику оздоровления к регулярному проведению набора скрининговых исследований).

Сами же рассуждения о том, что исправление ситуации со здоровьем населения требует основательных институциональных изменений, нельзя считать оригинальными (можно вспомнить известное «Вылечите общество — и болезней не будет!»). Однако здесь видна ограниченность упрощенных схем, и, чтобы ее избежать, к тезису Тургенева следует добавить слова Горького: «Человека создает его сопротивление внешнему окружению». И только соединив эти две оппозиции в единый функциональный механизм можно ожидать какого-то результата.

Ситуация выглядит следующим образом: оздоровление общества требует системных перемен, но такие перемены способны провести только здоровые люди (здоровые духовно и физически). Иначе снова появятся те же «советские грабли», когда вся идеология уперлась в проблему отсутствия «нового человека» (здесь: здорового человека). В идеале эволюционное и здоровое развитие общества предполагает взаимодействие двух процессов. Один из них, направлен «сверху», он требует от государства реализации ряда профилактических и оздоровительных мер или создания культурного фона здоровья и экономических условий для здоровой жизни. Второй — направлен снизу, от самих граждан, выражающих желание и потребность в здоровье, находить в себе силы и видеть смысл в реализации оздоровительных практик.

Эти два противоположных процесса завязаны в один узел. Например, трудно представить, как можно сдвинуть в оздоровительном ключе мотивацию субъектов, которые уже «направляются» по маршруту «Москва—Петушки», а к таковым, по скромным подсчетам, принадлежит каждый десятый взрослый житель Беларуси (и еще не меньше тех, кто пытается к ним присоединиться). Большинство их требует не только работы и минимального благосостояния, но и того, что ни один чиновник не способен им дать, — понимания смысла своего существования или тех устремлений и целей, которые задаются духом культурной традиции и являются проекцией культурного достижения общества на судьбу конкретного индивида.

И второй пример, может, менее показательный, но также существенный. Некоторые люди, которые активно борются за свои гражданские свободы, иногда не способны понять значимость самостоятельного (здесь: свободного и ответственного) действия, направленного на сохранение собственного здоровья и жизни. Согласно духу патерналистской традиции, они передают права на заботу о своем здоровье или здоровье своих детей в руки профессионалов (хороших врачей) и выражают непонимание, если ситуация предполагает их самостоятельный выбор, или идеологический переход к индивидуальным оздоровительным практикам. Иными словами, эти люди боятся или неспособны реализовать тот локус персональной свободы в отношении собственной жизни, который им дан естественным способом, а грезят о чем-то большем.

Известно много примеров, когда путь к физическому оздоровлению совпадает с путем к духовной свободе. Психологическая самостоятельность личности или собственная оздоровительная инициатива создают контраст с доминирующей протокольной действительностью и «выносят» личность за рамки влияния любой авторитарной системы (вспомним фотоснимки советского времени, на которых Порфирий Иванов гуляет в трусах по снегу). Движение к оздоровлению всегда индивидуально, оно задается общим культурным влиянием, но не теряется в нем — это поступок свободного человека, который держится вдали от чиновничьих указаний.

Ключевым должно стать понимание значимости индивидуальной работы над здоровьем (self-made health). Здоровье человека и общества требует духовного и физического усилия и воплощения элементов аскезы, в ее широком понимании, а между понятием гражданского общества и здоровым обществом необходимо ставить знак равенства.

В Беларуси вся система медицинской помощи сосредоточена на выполнении определенных Минздравом протоколов, а методам естественного (или физиологического) оздоровления отводится второстепенное значение.

Загрузка...