Житель Гродно: В Беларуси пенсию надо платить с 30 лет

Иначе все сбережения «съест» инфляция.

Журналисты «Вечернего Гродно» спросили у молодых гродненцев, готовятся ли они к выходу на пенсию, и у людей постарше, сколько они хотят получать в старости.

Валерия, 13 лет:

— У меня сейчас полно других проблем, про пенсию думать ещё рано. Бабушка и дедушка говорят, что старость не радость. Они размером своей пенсии довольны. Мне бы этого хватило, только если экономить.

Александр, 18 лет:

— Учусь в медицинском университете и уже сейчас стараюсь накапливать активы, чтобы в дальнейшем получать доход. Запустил свой проект по лазерной гравировке на блокнотах. Уверен, что бизнес будет приносить прибыль. Надеюсь, пенсионный возраст больше поднимать не станут, и я выйду на пенсию раньше. Планирую путешествовать, но сейчас это позволить себе проблематично. Поэтому буду работать.

Мои бабушка и дедушка уже пенсионеры, но работают. Они понимают, что на одну пенсию прожить трудно. Половина пенсии уходит на бытовые услуги, а на еду и одежду уже не хватает. Я бы не смог так прожить.

Марина, 46 лет:

— Я уже обратилась в страховую компанию, чтобы заключить договор на страхование дополнительной пенсии. Но это не значит, что я пойду на отдых и буду лежать на диване. Планирую и дальше работать, потому что только так можно рассчитывать на более или менее достойные деньги. Очень хочется больше путешествовать, как это делают пожилые люди в Европе.

Екатерина, 27 лет:

— Рано мне ещё думать о пенсии. Полагаю, об этом следует позаботиться в ближайшие 5–10 лет. Начать копить, правда, пока не знаю, как. Вряд ли следует рассчитывать на государство. Пенсия должна быть такой, чтобы могла ходить в магазин и покупать всё необходимое, не глядя где подешевле, имела возможность куда-то поехать — в пределах Беларуси или в соседние страны. Иными словами, чтобы я могла позволить себе относительный человеческий минимум.

Мои родители говорят, что пенсия — это время испытания. Они люди советской закалки. Им надо работать, помогать, строить, делать-делать-делать. Они не знают, на что потратить свободное время. Это я уже понимаю, что есть отдых и много всяких занятий.

Екатерина, 25 лет:

— Про пенсию я точно ещё не думала. Новости про очередное повышение пенсионного возраста воспринимаю болезненно. Один бог знает, сколько мне будет, когда можно будет выходить на пенсию. На пенсии, наверное, буду заниматься семьёй, помогать детям или воспитывать внуков.

Георгий, 60 лет:

— Хотелось бы раньше выйти на пенсию. Но толку, что мы пойдём в 62–63 года? Всё это скушает инфляция. Получишь пару копеек, и на этом всё кончится. Пенсию надо давать с 30 и до 50 лет, а после 50 начинать работать. Я лично на пенсии буду рыбу ловить.

Валерий, 48 лет:

— Как я готовлюсь к пенсии? Никак, я до неё просто не доживу. Сейчас в 61 год выходят, через пару лет пенсионный возраст, допустим, будет 63, а когда мой черёд подойдёт, то и все 68 установят. Я готов хоть сейчас отказаться от пенсии в пользу государства. Не хочу ничем быть обязанным государству, чтобы со спокойной душой жить.

Александр, 55 лет:

— В Беларуси к ней невозможно готовиться. Никаких накоплений и пенсионных страховок у меня нет. Скорее всего, буду дальше работать и отдыхать два месяца летом (Александр преподаёт в университете. — Ред.). Пока только мысли, что когда-нибудь это наступит. Впрочем, мне всегда казалось, что до пенсии я не доживу (смеётся). При такой интенсивной работе, когда после очередной лекции выползаю из аудитории по синусоиде и думаю: «Так, интересно, сколько ещё мне осталось?» Спасибо вам, теперь я точно задумаюсь.

Источник
Загрузка...